Большой разговор Александра Лукашенко: Володя, не порти вечер!

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к навигации Перейти к поиску

3 февраля 2017

Мероприятие под названием «Большой разговор» проходило в Минске с 10:00 до 17:20 — это рекордное по времени выступление бессменного лидера Беларуси Александра Лукашенко.

Открывая мероприятие, Лукашенко предложил общественности и журналистам «обсудить все проблемные вопросы».

«Давайте проводить суверенную, независимую политику, обсуждая наши вопросы. Но ни на кого не накатывая, тем более на других лидеров других стран: ни на Путина, ни на Трампа, ни на Меркель», — сказал Александр Лукашенко.

Президент заметил, что на пресс-конференцию приглашена та общественность и СМИ, которые радеют за свою страну. «Читаю на форумах: ах, Лукашенко не всех позвал. Да, пятая колонна — представителей здесь нет. Но здесь есть представители оппозиционно настроенные. Но они любят свою страну», — подчеркнул он.

Лукашенко также отметил, что «некоторым силам не нравится наше спокойствие в стране».

«Я хочу, чтобы мои дети в Беларуси, а их миллионы, умели держать клюшку»

— Я хочу получить от ледовых дворцов отдачу, — сказал Лукашенко о спорте. — Они не только для хоккея — как некоторые пытаются связать это… В моём возрасте и маленького пятачка достаточно, чтобы покувыркаться на льду с клюшкой и шайбой. Я хочу, чтобы мои дети в Беларуси, а их миллионы, умели держать клюшку, бегать на коньках и хотя бы с маленькой горки кататься на лыжах. Я недавно, несмотря на своё больное колено, поехал в Силичи. Посмотрел там на детей и вспомнил, как я своего на лыжи ставил.

Я помню, с чего мы начинали. У нас было два человека, которые умели спуститься на горных лыжах. Мне стыдно было, когда я поехал в Австрию и попытался освоить лыжи, я увидел, сколько там этих детей. А почему мы не можем? Вот тогда Чижу было поручено построить гору, а вторую государство построило. Я порадовался, что поколение моих детей уже научило своих детей кататься на лыжах — их в Беларуси уже миллионы.

Одалживать деньги можно, но уже нельзя

Повышения зарплат и пенсий за счёт займов не будет, заявил Лукашенко.

«Можно у кого-то одолжить, отобрать, взять, но это не наш путь. Одалживать можно, но уже нельзя, потому что у нас и так задолженность приличная — межгосударственная, корпоративная и т. д. Деньги надо возвращать. Поэтому особо надеяться на то, что мы будем заимствовать и за счёт этого повышать заработную плату и пенсию, — этого не будет. Заработная плата, пенсии могут быть повышены только за счёт эффективной работы экономики», — сказал Лукашенко.

Кровь из носа в этом году

Президент снова не соотнёс свои возможности с желаниями и потребовал повысить зарплаты, пригрозив чиновникам.

«500 долларов — кровь из носа в этом году», — потребовал Лукашенко.

«Это не спонтанно названная цифра. Более того, мы это уже проходили. Более того, страна в декабре имела $412 среднюю зарплату. Осталось немного», — отметил он.

Лукашенко предупредил, что ни один чиновник в правительстве с портфелем не останется, если задача не будет выполнена.

«Я не хочу никаких экономических теорий. Я только задам один вопрос. Почему в Беларуси многие раскатывают на шикарных лимузинах, имеют возможность по полгода отдыхать на шикарных курортах, содержать, знаете кого, и при этом в офшоры вывозить деньги. А другие должны перебиваться с воды на хлеб. Не с точки зрения популизма заявляю это, а с точки зрения справедливости. Почти олигархи белорусские раскатывают сегодня на лимузинах только потому, что на них работают люди. Так давайте дадим этим людям зарплату хотя бы в 500 долларов», — продолжил диктатор.

В гробу карманов нет, всё на тот свет не заберёшь

Лукашенко призвал сообщить ему факты, «если у нас солидные дома солидные люди строят незаконно».

«Но брать шашку сегодня, спустя 25 лет нашей независимости, суверенитета и сносить головы всем, потому что он живёт в хорошем доме, согласитесь, это уже ушло в прошлое. Это нельзя», — заявил он.

«Если вы хотите меня упрекнуть в том, что у нас уровень коррупции и беззакония такой, что некоторые там не за свой счёт строят дворцы, вы мне скажите», — продолжил Лукашенко.

Его реакция на такое: «Не тронь чужое и не воруй у государства. И ты будешь нормально жить. Если очень хорошо хочешь жить, добавь к этому ещё благотворительность. И в нашей стране у тебя будет всё хорошо. Заработал — поделись с кем-то. В гробу карманов нет, всё на тот свет не заберёшь».

Пора забывать термины «льготы» и «бесплатно»

Льготироваться и поддерживаться со стороны государства в Беларуси будут только те сектора и сферы, которые «дадут результат» и которые в этом нуждаются.

«Пора забывать о терминах „льготы“, „бесплатно“, ещё чего-то. Мы живём в рыночной экономике. Тем более все хотят в ВТО. Льготировать будем только то, что завтра даст результат», — сказал Лукашенко, отвечая на вопрос о поддержке фермеров.

«Мы и так уже страна льготников, дальше некуда. Ни одна страна мира не предоставляет столько льгот для детей, я уже не говорю о другом», — подчеркнул он.

Лукашенко напомнил, что ранее была проведена работа по упорядочению льгот. «Мы не смогли перечислить и переписать все льготы. Тогда пришлось их все чёхом отменить и сразу же ввести те льготы, которые должны быть», — сказал руководитель страны.

«Со сталинских времён некоторые льготы были», — заметил он. «Это всё из кармана нашего народа».

«Поддерживать надо тех, кого государство обязано поддерживать, и тех, кто нуждается в поддержке», — подчеркнул Лукашенко. Среди таких категорий он назвал, в частности, многодетные семьи и военных.

Внутри лукашенковской команды зреет переворот

«Вы тут говорите: „Внутри лукашенковской команды зреет переворот, его скоро скинут. Пусть скидывают“, — но я от своей политики не откажусь», — заявил Лукашенко.

Никакой приватизации и реформ не будет, сказал он.

«Извините мужики, я больше доверяю женщинам»

«Я слышу обсуждения в обществе этого вопроса, — сказал Лукашенко, отвечая на вопрос о декрете о тунеядцах. — Тогда Марианна Щёткина ещё работала министром, Наталья Качанова занималась этим вопросом. Я их попросил… Я абсолютно доверяю, извините, мужики, больше женщинам, чем мужчинам… Я их попросил: не подстраивайтесь под мнение президента — даже если он был инициатором этого документа. Скажите честно: подавляющее большинство против этого декрета? Или это коснулось наиболее активной части населения? Мне тогда доложили: провели тщательное исследование. Как я и думал — документом возмутилось несколько тысяч человек, но очень активных. А теперь посмотрите: кто себя записал в эту категорию. Что за люди? Чьи жёны?»

Лукашенко не знает, сколько «тунеядцев»

Президент говорит, что «тунеядцы», которые возмущаются декретом, — это очень небольшая часть (несколько тысяч человек), но очень активная.

Однако это не соответствует действительности. Согласно официальным заявлениям чиновников, «тунеядцев», от которых государство хочет получить этот налог, — около 400 тысяч человек.

Откуда деньги?

«Всякие намеки на то, что слишком много президент построил ледовых дворцов — они никчёмны. Мы будем делать всё то, что в интересах наших людей. Это не за счёт заработной платы и пенсий», — сказал Лукашенко.

«Это ледовые дворцы не только для хоккея, как некоторые пытаются связать это с президентом. Мне в моём возрасте и маленького „пятачка“ достаточно, чтобы покувыркаться на льду с клюшкой и шайбой», — заявил он.

«Летели на одном крыле, куда прилетели, вы знаете…»

«Мы должны дружить со всеми соседями, нам ни Россия, ни Украина, ни Польша, ни Литва, ни Латвия не чужие. Это наши соседи. Это от Господа. Не всё получилось с многовекторностью. Летели на одном крыле, куда прилетели, вы знаете. Но, находясь в эпицентре континента, нет другого пути как развивать многовекторную политику».

Тема с Россией очень острая

«Тема отношений с Россией очень острая. Боюсь что-то сказать лишнее. Я не должен мелочиться, раскрывая карты, много чего происходит, чего вы не должны знать».

«Главное, чтобы вы знали. Я учился в русской школе под Смоленском, у меня мама была дояркой-коммунисткой. Пока я президент, ни один камень в русского человека брошен не будет. Но в России разных сил море…»

«Ни один русский человек не поверит, что Беларусь, что Лукашенко — враг России, чужой, что он на Запад повернулся и ещё куда-то. При этом в России озвучивается критика в адрес Беларуси, в своё время там сняли цикл фильмов „Крёстный батька“. Я не видел ни одного, всё собираюсь к этому вернуться, посмотреть, о чём они. Но говорят, что доходит до оскорблений президента. Начинается от личного — до экономики. Это не нормально, это нужно заканчивать.»

Про отношения с Путиным, Порошенко и Назарбаевым

«Мы действительно дружны с Владимиром Путиным, хоть мы и ссоримся больше, чем любой другой президент с президентом.

В последнее время ситуация [с отношениями России и Белоруссии] развивается неважно, но дело в том, что [в российской власти] есть самые разные силы, в том числе в руководстве страны. Очень плохо, что отдельные мнения и решения расходятся с решениями самого Путина, и я ему, своему другу, не один раз об этом говорил.

Не менее близкие у нас отношения и с лидерами Украины и Казахстана.

С Нурсултаном Назарбаевым (президент Казахстана, — Ред.) даже ругнуться можем друг на друга, настолько у нас близкие отношения».

Российской нефти не будет

«Разные силы в руководстве России есть. Очень плохо, что некоторые вещи расходятся с мнением самого президента. Это уже никуда негодно.

Эти же обострения — не впервой. Россия часто бросалась за газовую и нефтяную трубу, что происходит и сегодня. Зачем брать за живое? Зачем нас брать за горло?

Без российской нефти мы обойдёмся. Да, будет трудно, дорого, но свобода не измеряется никакими деньгами. Мы всё равно найдём выход. Этого в России не понимают, они думают, что мы никуда не денемся.

Почему обострение? Наверное, у России появилась некая настороженность, что Беларусь уйдёт на Запад. Никакой Макей (глава белорусского МИД, — Ред.) без согласия президента не ведёт переговоры ни в Брюсселе, ни в Берлине, ни в Вашингтоне. В России все должны понимать, что это согласованная позиция, на которую меня когда-то подтолкнул мой друг, президент Путин. Когда он (Путин, — Ред.) приезжал на Запад, ещё будучи демократом, его обвиняли в том, что он поддерживает отношения с диктатором, то есть со мной. И тогда Путин мне сказал: не ругайся с Западом, а то меня спрашивают, чего я диктатора поддерживаю. Клянусь, было так».

Про независимость Белоруссии

«Эти обострения [отношений России и Белоруссии] происходят не в первый раз. Россия часто хваталась и за газовую и за нефтяную трубу, и сейчас происходит то же самое. После всех этих конфликтов передо мной не раз извинялись, но зачем дёргать за живое.

Свобода и независимость не оцениваются никакими цифрами. Если, с одной стороны, у нас будет стоять вопрос независимости и свободы, а с другой — нефть, то это неравноценный выбор. Мы всё равно найдём выход.

Мы обсуждали конфликт с Путиным. Я говорю ему, что сейчас все борются за рынки, а Россия рискует потерять наш рынок. Я ему говорю, что мы можем завезти нефти сколько угодно и откуда угодно, переработать её [на нефтеперерабатывающем заводе] в Мозыре и продать. Он мне говорит, что мы этого не сделаем, потому что это очень дорого. Ну я не стал ему объяснять, что независимость дороже любой нефти».

В РФ с нашими министрами говорить не хотят — наплевательское отношение

«По газовым вопросам мы работали с Россией по формуле равнодоходных цен. Газ же не котируется, как нефть, на рынке? Я прав или нет, министр экономики? Упала нефть и природный газ 83 доллара. Стоимость газа зависит от цены на нефть, поэтому, когда нефть стоила $120, мы платили и эти дикие деньги, и газ для нас тоже был очень дорогим. Но потом цена на нефть упала, из-за этого газ тоже подешевел. И если раньше мы платили за газ $132,77 [за 1 тыс. кубометров], то теперь по формуле равнодоходных цен мы должны платить $83. Россия спохватилась — нет, по таким ценам [продавать газ] невозможно. Но россияне говорят, нет, мы не будем постольку вам продавать, платите 132 и прочее. Всё уже понизилось. Мы должны были до 1 января уже договориться.

Я говорю [России], что это не логика, у нас есть договорённости, есть практика, есть жизнь. Я посылаю в Москву на переговоры своих министров, но они там сутками сидят в приёмных и с ними никто не разговаривает. Я рассказывал об этом Путину, он обещал разобраться, но проходит время и ничего не меняется, министры сидели в приёмных с утра до вечера».

С Патриархом Кириллом обсуждали газ

«По газу не договорились.

Наши правительства сумели договориться, что мы будем платить за газ не $82 [за 1 тыс. кубометров], как должны, а $107, но потом в России посчитали, что мы в итоге не доплатили им даже по этой цене $550 млн. Они согласились, что мы тоже теряем деньги, и Россия готова нам компенсировать эту сумму.

А тут Путин мне звонит, сказал, что завтра к тебе приедет Медведев [договариваться по цене на газ] — прими его. Я говорю: если бы ты даже мне не звонил, я бы всё равно его принял. Нет-нет-нет, — говорит, — ты скажи когда тебе удобно, а он найдёт время и подстроит свой график. Я пообещал.

Приезжает Медведев, приносит таблицу по развязыванию этой ситуации. Мол, мы вам выпадающие доходы компенсируем через цену на нефть или даже через [российский] бюджет. Я ему говорю: мне какая разница, деньги не пахнут и мне всё равно, откуда они, я согласен.

Я Путину звоню, говорю, здесь Дмитрий приехал и устраивает мне взбучку! Потом говорю — шучу, мол, спасибо, договорились. Я Семашко чуть орден не дал. А потом снова — ничего.

После этого я приезжаю в Москву.

Встретился с Патриархом, сидели до 2 часов ночи, стали обсуждать газ.

Мы с Путиным до двух часов ночи обсуждали самые разные вопросы, и в самом конце разговора он мне сообщает, что мы не можем идти тем путём [договоренностей с Медведевым]. Я ему говорю: „Володя, не порти вечер, я тебя понял, не можешь“.

Он мне говорит: „Слушай, не обижайся, давай поищем другие варианты. Это ненормально, если мы будем компенсировать [потери "Газпрома" от низкой цены газа для Белоруссии] из госбюджета“. А ведь я то же самое говорил своим министрам: как вообще возможно, что „Газпром“ будет получать деньги из бюджета? Что такое $500 млн для „Газпрома“?

Почему они так себя ведут? Вам, что „Газпром“ дороже, чем государство?

Мы договорились, что правительства сядут и предложат новый вариант. Я говорю Путину: „Ответь мне только на один вопрос: почему ты изменил свои практики, ты же сам меня просил [договориться с Медведевым]“. Он говорит: „Да, просил. Но не могу сейчас [следовать этим договорённостям]“. Ладно, он прав, пусть правительства работают. Хотя договориться до сих пор ни о чём не удалось, всё идёт эта тягомотина.

Зачем хвататься за живое? Зачем нас брать за горло? Ну, понятно, что без российской нефти мы обойдёмся. Нам будет очень трудно… Но свобода, независимость — это очень рентабельно, и это не оценивается никакими деньгами и никакими числами. Это несопоставимо, если на одной чаше независимость, а на другой — российская, иранская, азербайджанская или американская нефть — это несопоставимо. Мы всё равно найдём выход. Этого в России, к сожалению, не понимают.

Ни одного договора с Россией мы не нарушили. Другое дело — российская сторона. По нефти договорились 24 миллиона тонн ежегодно поставлять. До 18-ти сократили, потом до 16-ти вроде бы хотят, а вообще говорят — 12 будем поставлять. Приезжают министры (в Москву из Минска, — Ред.), с ними разговаривать не хотят. Просто наплевательское отношение. Было так, что даже некоторые высшие должностные лица ехали, сидели в приёмной с утра до вечера.

Договориться пока не смогли, уже началась какая-то канитель: вчера соглашаются по-старому работать — это проще и легче, через сутки — нет, это не подходит, потому что начальники якобы не согласились. Вот идёт эта тягомотина. Я написал от руки прямо Путину несколько строчек: не надо нам идти этим путём. Они начали нарушение всех договорённостей — резать нефть. Мы обратились в суд согласно наших договорённостей, судебное разбирательство будет, естественно. Но разве это нормально, когда самые близкие две республики, самые родные люди начинают „репу драть“?».

«Давайте мы эту „малышку Башнефть“ купим!»

«Когда вот по этим 4 или 5 (белорусским, — Ред.) предприятиям с россиянами долго вели переговоры, я говорю: „Ладно, давайте мы отдаём вам эти предприятия, а вы отдаёте нам контрольный пакет — последнее предложение было — "Башнефти". Вы же братья! Мы будем добывать, у нас будет часть нефти, мы в этом нуждаемся“. „Нет! А как потом на крючке держать?“. Мы уже пробовали разные моменты, более того, иногда мы находим небольшие компании, которые добывают три-пять миллионов тонн нефти, и мы говорим руководству России: мы купим, по вашим законам, контрольный пакет этих предприятий. Мы с ними договоримся, они будут вместе с нами, у нас „Белоруснефть“ — хорошая компания, передовые технологии. В Венесуэлу едем добывать нефть, сейчас в Канаду поедем, в Иране договариваемся. Почему в России мы не добываем нефть? Я говорю, давайте мы вот эту „малышку“ купим, три миллиона тонн объединим, будем добывать и поставлять в Беларусь и перерабатывать. Нет! „Роснефть“ будет поставлять. Мы ищем подходы со всех сторон, но там такая сейчас политика».

О возможности российской оккупации

«Учения („Запад-2017“), если Россия в этом заинтересована, пройдут. Мы примем эти учения. Это будут открытые учения. Мы пригласим всех, чтобы видели, что мы ни на кого не собираемся нападать, у нас такой цели нет. Российские войска, которые будут введены в Беларусь, точно также отсюда и уйдут. Зачем вы пишете, что Россия оккупирует Беларусь (в адрес белорусских СМИ, — Ред.)? Этого никогда не будет! Даже если сюда введут тысячу танков — это невозможно. Россия никогда не оккупирует Беларусь».

«Если кто-то думает, что уже несколько тысяч вагонов загрузили и нас оккупируют, Россия вводит сюда свои войска, не будьте наивными. Что, Россия вообще уже с глузду съехала и не умеет воевать? Как же можно воевать на железнодорожных платформах? То, что будут войска сюда введены, то ровненько они отсюда и уйдут. Сегодня даже не оговаривается такой ситуации. Войска высадят где-то возле полигона, разобьют лагерь, там будет мизер боевых припасов — только чтобы отстрелять по мишеням, остальное — холостые боеприпасы. Всё под контролем».

«За ситуацию на Донбассе ответственен Порошенко»

«Ответственность прежде всего ложится на президента той страны, на территории которой идёт война. Я тут не хочу упрекнуть Петра Порошенко, мы в добрых с ним отношениях. Но я всегда говорю: как бы ситуация не складывалась, всё равно тебя будут обвинять, потому что ты президент этой страны».

«Мы — не Украина, в НАТО не стремимся»

«Мы никогда не были против интеграционных процессов, мы сами их инициировали. Сообщения о выходе Белоруссии из Союзного государства или ЕврАзЭС являются полным вымыслом. Мы — не Украина, мы в НАТО не стремимся».

«Мы не переклеиваем наклейки на „санкционке“»

«Когда Россия ввела эмбарго — они с нами не советовались. При этом мы как внешняя граница с Польшей, Украиной, Литвой и Латвией исполняем роль единой границы. Мы пообещали, что такие товары пропускать в Россию не будем. Но если мы получаем сырьё — молоко, яблоки, рыбу и прочее — мы перерабатываем его, не переклеиваем наклейку. Раз мы её переработали — это другой товар, это уже продукт глубокой переработки. Мы им поставим исключительно белорусское, у нас при этом, как в советские времена, на экспорт качество должно быть идеальным. Транзита мы в Россию не направляем. Случаи, когда действительно переклеиваются наклейки — это мизер, это даже не полпроцента, это сотые процента. И мы с этим боремся».

Про украинских олигархов

«Допустим, мы привезли в Россию украинское молоко, а нам говорят, что этого нельзя делать. Кого мы в итоге наказываем? Украинского крестьянина. А почему вы не закрываете олигархические предприятия? Почему Roshen (липецкий кондитерский завод, принадлежащий президенту Украины Петру Порошенко. — Ред.) не закрыли?

Украинцы — что? Враги нам и россиянам? Давите украинских олигархов. Не давят, а почему? Потому что те делятся. Вот вам и вся проблема».

Против Данкверта надо возбудить уголовное дело

Лукашенко потребовал возбудить уголовное дело против главы Россельхознадзора России Сергея Данкверта — «как когда-то против Баумгертнера».

«Нечего браковать наши товары. Поди выдой эту корову», — сказал президент.

«Что касается продуктов питания, надо изучить вопрос и возбудить уголовное дело по Данкверту (глава Федеральной службы по ветеринарному надзору России, — Ред.) за нанесение ущерба государству. Все эти Данкверты — люди заинтересованные. У каждого — огромные латифундии, они сами часто являются производителями того или иного продукта. Они, конечно, по качеству и цене не могут конкурировать с белорусской продукцией. Теперь вы понимаете, почему устанавливаются эти барьеры. Россия закупает около 7 миллионов тонн молочной продукции. Мы же поставляем им чуть больше 3–4 миллионов тонн. Так чего вы артачитесь, чего блокируете белорусский товар? Нам же его надо продать, чтобы заплатить за нефть и газ. Я российской стороне всегда об этом говорю — мы на этом не наживаемся!»

«Как дедушка Ленин говорил»

По словам Лукашенко, любое государство лишь тогда чего-то стоит, как дедушка Ленин говорил, если оно обращено к людям.

«Если человек от этого ничего не имеет, зачем ему это государство, зачем ему эти болты-гайки, зачем? — сказал диктатор. — Да, у нас сегодня не лучшие времена, меня можно за это критиковать. Кто-то меня понимает, кто-то меня жалеет, многие со мной соглашаются или критикуют. Все они правы. Только надо разбираться. И прежде всего посмотреть на себя, что ты сделал».

«Враги!»

Про Евразийский союз:

«Мы думали, что этот союз будет на равных условиях создан. Но сейчас Беларусь потеряла 15 миллиардов долларов из-за неравных цен. И они сейчас нам дали 5 миллиардов кредитов. То есть забрать у нас 15, и дать 5 под процент. Враги!

Вспомните „Батька-1“, „Батька-2“. Сколько их? Четыре? До оскорблений доходит! Даже Середич ни разу так не написал, а мог бы.

В НАТО мы не пойдём, войны не будет, но мы будем защищать свою независимость. Не мы развалили, а они разделили нас. У нас нет визовой договорённости с РФ, мы будем пропускать в страну без визы кого хотим. Они сами непонятно кого принимают, даже террористов», — сказал Лукашенко.

О закрытии границы между Россией и Белоруссией

«Россия обеспокоена, что мы отменили визы для поездок в Белоруссию для иностранцев. Она обеспокоена, что кто-то нежелательный может приехать в Россию через Белоруссию, при том что Россия сама кого только у себя не принимает, даже бывших террористов.

А мы не хотим требовать виз у этих иностранцев. Мы считаем, что от их приезда мы получим больше денег. Мы восстанавливаем контакты, это нормально и цивилизованно, тем более мы позиционируем себя как евразийский центр. Как центр может быть изолирован?

Тем более что всё осталось как раньше. Мы разрешили иностранцам приезжать без виз только через минский аэропорт, и там люди всё равно проходят проверки. У нас с Россией есть общая база невъездных, которым запрещено приезжать в Россию и Белоруссию — в ней 1,5 млн человек.

Что так задело Россию? Я думаю, то, что мы приняли это решение без них. А мы имеем такое право. Мы суверенная и независимая страна. Более того, мы доводили до России информацию о том, что такое решение [об отмене виз] будет принято».

Про ЕврАзЭС и Таможенный союз

«Что касается выхода из ЕврАзЭС и Таможенного союза, то это полный вымысел.

Мы были инициаторами всех этих интеграционных проектов. Я помню, как начиналось ЕврАзЭС — на кухне у Путина. Мы сидели втроём — я, Путин и [бывший президент Украины Леонид] Кучма. И мы начали работать, там же писали всё это на коленях, диктовали [свои мысли] Путину, молодому тогда ещё президенту.

Почему мы пошли в Таможенный союз? Потому что рассчитывали, что он будет создан на условиях равноправия. Если условия неравные, то для чего туда идти?

Но мы постоянно страдаем из-за того, что условия не равны. Из-за этого мы уже потеряли $15 млрд. В России признают эти цифры. И даже дали нам сейчас кредит в $5 млрд. Изъяли у нас наши же деньги и вернули нам треть от них под сумасшедшие проценты».

«В США — 80 процентов евреев. Они научат Трампа»

«Удивляет Россия. Вот Трамп пришёл к власти — мол, белорусы не могут ни на что рассчитывать. Успокойтесь, не делайте этому Трампу хуже. Чуть ли они его президентом сделали. Трамп — президент Америки. Его лозунг — сделать Америку сильной.

Америка избрала проамериканского президента, не пророссийского или пробелорусского. Я это всё пережил — когда не из элиты приходишь наверх. Но в Америке много умных людей — 80 процентов евреев. Подскажут и помогут. Весь мир он не перевернёт», — сказал Лукашенко о новом президенте США Дональде Трампе.

В России «завидуют» популярности Лукашенко

Лукашенко заявил, что Беларусь выживет без России — «я в этом уверен, но если мы разойдёмся, то выровнять, засыпать потом этот раздел, на это потребуются десятилетия: и Путина не будет, и Лукашенко не будет.

Зачем они это делают? Слишком высокий градус мой в России и в регионах, надо опустить. Я ни на что не претендую, но вы это делаете зря. Никто в России не поверит, что Лукашенко — враг, и ваше руководство на этом обожжётся».

«Я первый заговорил об угрозе НАТО»

Лукашенко начал говорить об отношениях с Западом:

«Трамп обнажил эту демократию. Слава Богу, заявил, что никого поучать не будет, а до этого у нас посол США ходил во главе оппозиционной демонстрации.

Врали все, никакой диктатуры у нас не было. Для того, чтобы осуществлять мне диктатуру, мне нужен ресурс. У нас что, есть ядерное оружие? Это же дебилизм полный!

А ведь пострадали в конце концов из-за России. 18 лет назад я первый заявил, что надо внимательно относиться к политике НАТО. Нас же обманывали, НАТО приближалось к нашей границе. ОДКБ ещё не было. Нас потом упрекали, что мы хотим воссоздать СССР. А мы просто сожалели. Россия должна была воссоздать, но тогда все боялись.

Санкций мы не заслужили, давить нас не надо. Спасибо, что сейчас сняли. Но в экономике ещё ничего не произошло из-за снятия этих санкций. Но экономика наша не вздохнёт за счёт Запада, потому у нас экономика одинаковая. Самое главное — это финансирование, если бы могли там подкредитовываться под небольшой процент — это было бы благо для нас. Но есть святое — военный фактор, в обороне Беларусь никогда спорить не будет».

«Фээсбэшник одним росчерком пера перечеркнул все договорённости»

«Независимости хотели не мы. Возникли два государства (Россия и Белоруссия, — Ред.), у нас есть международные договорённости. Мы не нарушили ни одной из них, Россия пинает их в хвост и в гриву. Договорились и о прозрачности границы. А один какой-то министр, пусть даже сильный, пусть даже фээсбэшник и прочее (речь идёт о директоре ФСБ России Александре Бортникове, который издал приказ об установлении пограничной зоны, — Ред.), одним росчерком пера всё это перечеркнул. Это что, нормально? Я сдерживаю себя, чтобы не наговорить лишнего, но я уже просто не могу скрывать.

Они утверждают, что это (создание пограничной зоны, — Ред.) для защиты границ России. Да, с терроризмом надо бороться. Но если сравнить Россию и Белоруссию — кто террористически больше опасен? Когда шла война на Кавказе, нам было опаснее, общество было насторожено, но я границу не закрыл. От кого они границу закрывают? Они что, лучше защищают границу, чем мы? В тысячу раз хуже, чем мы! Эти бездумные, не скоординированные шаги только ухудшают наши отношения».

«Можете меня заменить»

Лукашенко боится революции:

«Если я очень ошибаюсь, то меня просто надо заменить на следующих президентских выборах. На следующих! Не надо через майдан и революции. Потому что не Януковичу плохо от этого и не Лукашенко будет от этого плохо. Это вам будет позор, белорусскому народу», — подчеркнул Лукашенко. «Это пятно, это клеймо на украинском народе, вот этот майдан. Ну смели власть — и что получили?» — спросил он.

«Поэтому будут выборы, и если вы видите, что я слишком отстал от той жизни, которая есть, и моя концепция вам не подходит, и меня надо заменить, я на это не обижусь. Вы на это имеете право».

«Госслужащие у нас нищие»

«Сокращение государственных расходов — это программное положение президента… Я знаю, чего это всё стоит. Оптимизацию, которую мы сегодня проводим, начинаем с себя, прямо с президента», — сказал Лукашенко.

В доказательство он привёл количество работников Дворца Независимости — якобы их там трое, в том числе, судя по жесту Лукашенко, его пресс-секретарь.

«Нельзя прийти и выкосить всё косой. Это от судеб людей до конкретных мероприятий. С бухты-барахты это не делается.

Если я приму завтра решение, возьму, как говорят в народе, от балды — половину оптимизирую, в кавычках, так и будет, никто мне не мешает.

Сделать это меня останавливает деревенское чувство. Аккуратно, осторожно, идём по тонкому льду, судьбы людей нельзя обидеть, давайте спокойно, ну что-то потеряем, но давайте дадим человеку до пенсии дотянуть полтора-два года», — сказал Лукашенко.

«Живём без идеи»

БТ задало вопрос, какой Лукашенко видит белорусскую национальную идею:

«Сказать нечего на это. Ни я, ни Радьков, ни Рубинов, которые книжки написали, не знаем. То, что они понаписывали, начиная от патриотизма, всё это правильно, но на душу и сердце не ложится. Нужна такая идея, которая бы захватила всех.

Даже „киты“ Давыдько, Кисель, Якубович, Казиятко не смогли её сформулировать. Не ударило по мозгам и по сердцу. И я успокоился. Это очень ответственно. Мы живём, как живём, без этой идеи. Её нет. Выдумать её невозможно. Нас должна к этому подвести сама жизнь. Слишком мало мы прожили как суверенное государство. Даже Россия не смогла её сформулировать. Я посмеиваюсь, мы это уже проходили. Может, я эту идею не вижу, и это вам минус. Когда советская власть сформулировала, мы жили этим».

Про дворцы в Дроздах: «Могу я своим чиновникам дать хоть клочок земли?»

Главный редактор «Народной воли» Иосиф Середич спросил, под какие проценты соседи Лукашенко в Дроздах получали кредиты.

По его информации, один из чиновников получил кредит всего под 3 процента. В ответ Лукашенко заявил:

«Это не мои соседи, я в Дроздах не живу. Я живу в деревне, в 30 километрах от Дроздов. Я не знаю, под какой процент кто-то получил кредит. А какой у нас самый льготный кредит? Я обязательно этим поинтересуюсь.

Я не знаю, имел ли банк право выдать такой кредит. Но я думаю, ни один чиновник без моего ведома не посмел бы взять такой кредит, потому что завтра Вакульчик с Шуневичем отвели бы его за уши знаете куда.

Чиновники не собаки и не сволочи. Это слишком мелко сегодня. Если бы такой чиновник попросил бы у меня кредит под три процента — я бы дал. Экономика из-за этого не обрушится.

В Дроздах я им разрешал строиться. Но коль я тебе разрешил этот клочок земли, ты должен полностью показать, откуда ты взял деньги. Долбать чиновников постоянно, а потом от них чего-то требовать нельзя. Они отвечают за государство. Я хотя бы клочок земли должен был им дать.

Без моего ведома никто никакого кредита бы не взял — это неэтично, это неправильно. Разберёмся, если это так», — сказал диктатор.

Середич предложил назвать фамилию конкретного чиновника, но Лукашенко закричал: «Не надо! Мы в прямом эфире!»

Про Чижа

Диктатор высказался относительно опального олигарха Юрия Чижа:

«У меня мало людей, которые с косой со мной ходят. Если ты попался — я помогу Шуневичу с Вакульчиком тебя посадить, потому что не воруй».

Оговорка по Фрейду

«Я уходящий человек. Мне немного осталось», — проговорился диктатор.

О бизнесменах-заложниках

Задержанным бизнесменам Лукашенко предложил «идти платить в бюджет в трёхкратном размере и с метлой на улицу».

IT-шникам посоветовали «не шалить»

Лукашенко поручил силовикам поговорить с руководителями ИТ-компаний по поводу «зарплат в конвертах».

Коротко об экономических перспективах Беларуси

«Надо всем платить. Надо раздеваться и работать. Государство должны содержать все», — сказал диктатор.

«Заклинаю: не отказывайтесь от русского языка!»

Я вас заклинаю и прошу: не отказывайтесь от русского языка, потому что вы откажетесь от своего родного. Мы знаем два языка: белорусский и русский. Русский язык — это великое, и это наше. Никогда не обижайте русских!

Можно выйти?

Лукашенко говорит уже почти 7 часов. Из зала никто не выходит. Пользователи соцсетей интересуются, как сам Лукашенко и присутствующая публика может столько времени не выходить даже в туалет? Шутят, что вопрос «Можно выйти?» может стать самым острым на этой «дискуссии», во время которой диктатору не было задано острых вопросов.

Всем шампанского!

Лукашенко пообещал всем присутствующим, что их накормят и даже угостят спиртным. «Я лично прошу принести несколько бутылок, а то если Середич не выпьет здесь рюмку — труба будет», — сказал он.

Лукашенко рассказал даже о своих трусах

Диктатор рассказал журналистам, какую одежду он надел на сегодняшнюю пресс-конференцию и какую старается носить.

«Всё время ношу Marko, могу показать. Носки чёрные — импортные, наверное.

Костюм — свой, галстук — нет, рубашка — нет. Трусы свои», — сказал он.


 

Источники[править]

 
Комментарии[править]
Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.