Первая пресс-конференция Михаила Ходорковского после освобождения

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к навигации Перейти к поиску

22 декабря 2013

Михаил Ходорковский
22 декабря 2013 года
Фото: Митя Алешковский (Mitya Aleshkovskiy)
Михаил Ходорковский
22 декабря 2013 года
Фото: Митя Алешковский (Mitya Aleshkovskiy)
Михаил Ходорковский
22 декабря 2013 года
Фото: Митя Алешковский (Mitya Aleshkovskiy)
Михаил Ходорковский
22 декабря 2013 года
Фото: Митя Алешковский (Mitya Aleshkovskiy)

22 декабря 2013 года бывший российский нефтяной олигарх Михаил Ходорковский, отсидевший 10 лет в тюрьме и помилованный Президентом России Владимиром Путиным, дал большую пресс-конференцию в Музее Берлинской стены.

Во вступительном слове Михаил Борисович заявил:

Дорогие друзья,

Я от всей души благодарен всем вам, кто пришел сюда сегодня. Я понимаю, что у всех разные цели, разные интересы, но в какой-то мере я их воспринимаю как интерес и ко мне, и к моей стране. Я за это благодарен. Главная цель моя сегодня — выразить благодарность. Я прекрасно понимаю, что если бы не усилия очень многих людей и у нас в стране, и во всем мире, я бы сегодня был не здесь.

Не в последнюю очередь мое освобождение стало возможным благодаря средствам массовой информации, в том числе и тем, которые вы представляете. Большое всем спасибо. Я считаю, что внимание СМИ позволят очень многим людям, которые сегодня несправедливо находятся в наших российских тюрьмах, сохранять жизнь, здоровье и надежду на освобождение. Я хочу, чтобы вы приняли от меня и от нас всех благодарность за это.

Я лично, естественно, очень благодарен за поддержку, которую мне оказывали мои друзья, мои бизнес-партнеры и, конечно, главное — моя семья. На протяжении этих десяти лет. Если бы я не чувствовал этой поддержки, мне было бы трудно выдержать. Я очень благодарен господину Гансу-Дитриху Геншеру. Его усилиями была достигнута точка, с которой, может быть, «дело ЮКОСа», приведшее к десяткам, если не сотням, сломанных судеб, «дело ЮКОСа» начало заканчиваться. Наконец. Спустя десятилетие. Я очень благодарен фрау Ангеле Меркель, о роли которой в том, что я сегодня на свободе, я узнал находясь уже здесь, и имею возможность пользоваться теми источниками информации, которые для большинства из вас являются абсолютно обычными. Для меня они все новые. Фейсбуки, Твиттеры. Когда я попал в тюрьму, этого ничего не было (смеется).

Очень много людей и организаций сыграли свою роль во всем этом процессе. Я всем им бесконечно благодарен, и я прошу прощения, что не могу поблагодарить всех, хотя бы потому, что я не всех знаю. Я очень хочу поблагодарить Музей Берлинской стены и его уважаемого директора Александру за то, что сегодня нас принимают здесь, и за то, что они не забывали обо мне и моих товарищах по несчастью все эти годы. Большое вам спасибо. Я благодарен за сегодняшнюю экскурсию по музею, это было совершенно незабываемое ощущение — и не только в том разделе, который вы посвятили «делу ЮКОСа». Спасибо вам, спасибо.

Я хочу еще раз поблагодарив всех собравшихся, тем не менее извиниться за то, что не смогу особенно вдаваться в подробности. У меня по-прежнему в тюрьме остаются товарищи, товарищи по несчастью: мой друг, Платон Леонидович Лебедев, Алексей Пичугин, многие люди по-прежнему еще находятся в ситуации — я сегодня об этом читал, что неназванные представители силовых структур говорят, что мы еще не сняли все вопросы к тем людям, которые сегодня остаются в России — я, честно сказать, надеялся, что после слов президента на пресс-конференции, «третье дело» ушло в прошлое. Но, видимо, еще не все в России из силовиков так считают.

В России остались и другие политзаключенные, не только связанные с «делом ЮКОСа». Не надо воспринимать меня как символ того, что в России политзаключенных не осталось. Я прошу вас воспринимать меня как символ того, что усилия гражданского общества могут привести к освобождению даже тех людей, освобождение которых не предполагалось никем. Нам просто надо продолжать работать над тем, чтобы в России, да и в других странах мира, политзаключенных не осталось. Во всяком случае, я буду делать в этом направлении то, что от меня зависит.

Думаю, что многие хотели бы меня спросить о том, что я планирую делать дальше. Как это ни странно…а может быть, и не странно это звучит для нашего быстрого века, я только 36 часов назад получил свободу, и какие-то планы на будущее я не считал возможным строить, потому что главное, что подкашивает заключенного — это надежда, которая в последний момент оказывается не случившейся. Так что над тем, что и как делать дальше, мне еще предстоит думать, советоваться с моими друзьями. И я это обязательно буду делать.

В интервью, опубликованном в российском журнале «Новое время», Ходорковский сказал, что не было установлено никаких условий его освобождения, и он не сознавался в совершении каких-либо преступлений.

Ходорковского арестовали в 2003 году, предъявив обвинения в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов. Многие посчитали его осуждение политической местью власти за финансирование оппозиционных партий.

В Берлин Ходорковский прилетел в субботу. Он отметил при этом, что не имел понятия о месте, куда он будет доставлен, и узнал об этом только по дороге из колонии:

«Я не имел выбора на этапе своего освобождения. Когда в 2 часа ночи меня разбудил начальник нашего лагеря, то мне было сказано, что я еду домой. Потом в процессе путешествия я узнал, что оно закончится в Берлине, и конвой ушел в тот момент, когда за мной закрылся люк самолета немецкой авиакомпании. В то же время господин Песков, пресс-секретарь российского президента сказал, что никто не мешает мне вернуться в Россию в любой момент. К сожалению, на сегодняшний день у меня нет гарантий, что после этого я смогу вновь улететь туда, куда мне нужно, по тем или иным делам (а сейчас я, в общем, семейные дела рассматриваю как приоритетные). С формальной точки зрения для того, чтобы у меня была такая возможность, российский Верховный суд должен подтвердить решение европейского суда по правам человека, что иск по первому делу Юкоса на 500 миллионов долларов с меня и с моего друга Платона Леонидовича Лебедева снят. Пока этого не произошло, и с формальной точки зрения, приехав в Россию, я могу назад уже разрешения на выезд не получить.»

На вопрос журналистов о сочинской олимпиаде он ответил:

«Что касается Сочи, я – сторонник, все-таки, той позиции, что это праздник спорта. Это праздник для миллионов людей, и, наверное, не надо его портить. Другое дело, что не надо его превращать в праздник лично президента Путина. Наверное, это тоже было бы неправильно. Но портить праздник миллионам людей я бы не стал.»



 

Ссылки[править]

Источники[править]


VOA logo.svg Эта статья содержит материалы из статьи «Ходорковский: борьба за власть не для меня», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (условия на английском и на русском).
 

Комментарии[править]

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.