Последний адрес: Москва и г. Пушкин (Санкт-Петербург), церемонии установок 23 декабря 2018 года

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к навигации Перейти к поиску

27 декабря 2018

В воскресенье, 23 декабря 2018 года, в рамках гражданской инициативы «Последний адрес» в Москве и в Пушкине (Санкт-Петербург) состоялись церемонии установки мемориальных табличек безвинно погибшим во время советской власти людям, чьи дела были полностью сфальсифицированы сотрудниками НКВД СССР.

Москва, Новослободская улица, дом 52

Первая церемония в Москве прошла на Новослободской улице у дома № 52. На его фасаде уже есть две мемориальные таблички, установленные в июне 2016 года и в марте 2017 года. На третьей, установленной в это воскресенье, имя журналиста Григория Вениаминовича Киевского, расстрелянного 28 мая 1938 года. База данных «Мемориала» содержит сведения о 68 жителях Новослободской улицы Москвы, расстрелянных палачами НКВД СССР.

Григорий Вениаминович Киевский родился в 1886 году в местечке Брусилов Радомышльского уезда Киевской губернии в многодетной еврейской семье. Его отец был торговцем.

В 1905 году, Григорий вступил в меньшевистскую фракцию РСДРП и оставался ее активным членом до 1918 года. Имел неоконченное высшее образование, он работал журналистом, редактировал меньшевистскую газету.

Какое-то время Киевский жил в Харбине, где к 1924 году насчитывалось около ста тысяч русских эмигрантов, и Владивостоке, что позже повлияло на судьбу Григория. В 1925 году он переехал в Москву, где устроился работать в ТАСС редактором иностранного отдела. Неизвестно, когда он эту работу потерял, но при аресте в самом начале 1938 года Киевский уже был, как он сам написал в анкете, человеком «без определенных занятий».

В сентябре 1937 года вышел оперативный приказ НКВД № 00593 «О мероприятиях в связи с террористической, диверсионной и шпионской деятельностью японской агентуры из так называемых харбинцев», который положил начало харбинской операции. Он подводил под репрессии всех бывших служащих Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) и вообще всех вернувшихся в СССР из Северной Маньчжурии. В проведении этой операции использовались те же механизмы, что и при осуществлении польской и других национальных операций: полная бесконтрольность органов НКВД, ускоренная процедура судопроизводства. По «харбинской линии» в течение 19371938 годов было осуждено 46 317 человек, из которых 30 992 были приговорены к расстрелу.

Подробно о судьбе журналиста Григория Вениаминовича Киевского можно прочесть на сайте «Последнего адреса».

 
Москва, Малая Дмитровка (в 1944—1993 годах — улица Чехова), дом 18а

Вера Абрамовна Иоффе родилась в 1886 году в Симферополе в семье богатого симферопольского купца. Получила хорошее образование, свободно говорила по-немецки и по-французски. Вышла замуж. В начале 1900-х годов супруги переехали в Москву на Малую Дмитровку. В 1908 году в родильном доме Грауэрмана на Арбате у них родилась дочь Ольга.

В последние годы своей московской жизни Вера Абрамовна заведовала библиотекой института кинематографии.

8 мая 1935 года её арестовали. «Причина ареста сегодня выглядит тривиально, — считает её внук, подавший заявку на установку мемориальной таблички, — Ее родной брат, Адольф Абрамович Иоффе, был известный советский дипломат, участник революции 1917 года, член ЦК партии РКП(б), но главное — друг и соратник Льва Троцкого. В 19291931 годах Вера Абрамовна несколько раз помогала передавать сыну Троцкого Сергею Седову деньги от отца, которые их знакомые привозили в Москву».

Веру Абрамовну приговорили к трем годам концлагерей. Она содержалась в тюрьме города Ярославля.

В феврале 1937 года Вера Абрамовна во время обхода задала заместителю начальника тюрьмы сержанту госбезопасности Дедловскому вопрос: «Почему у вас в тюрьме такой строгий режим?» И на ответ тюремщика «Самый настоящий тюремный режим» добавила (согласно рапорту): «В фашистской Германии лучше сидеть в тюрьме, чем в вашей советской тюрьме. Повесили щиты на окна камеры, пол каменный, свет не гасят и газет не даете. Надо делать протест всем заключенным или кончать самоубийством. Тогда ваши правители одумаются скорей».

3 сентября тройка УНКВД Ярославской области приговорила Иоффе к расстрелу. Веру Абрамовну расстреляли во дворе Ярославской тюрьмы на следующий день, 4 сентября 1937 года. Ей был 51 год.

В 1951 году дочь Веры Абрамовны Ольга была арестована и осуждена на 10 лет. В 1956 году Вера была досрочно освобождена. Тогда же она узнала о трагической судьбе своей матери.

В 1956 году Вера Абрамовна Иоффе была полностью реабилитирована.

 
 
Москва, Страстной бульвар, дом 8

Страстной бульвар, 8. Первую мемориальную табличку на этом доме установили в феврале 2017 года. На второй, установленной в воскресенье, 23 декабря 2018 года, имя лётчика, участника Гражданской войны в Испании, Героя Советского Союза Эрнста Генриховича Шахта, расстрелянного 23 февраля 1942 года по обвинению в «шпионаже в пользу Германии», «передаче немцам шпионских сведений о советском самолетостроении» и «участии в антисоветском военном заговоре».

Эрнст Генрихович Шахт родился в 1904 году в Базеле (Швейцария) в семье немцев, перебравшихся в Швейцарию за несколько лет до рождения сына. Его отец был маляром, мать — домохозяйкой.

В 1918 году Эрнст окончил восемь классов народной школы и поступил в школу электромехаников, параллельно работал подручным маляра. Тогда же он увлёкся левыми идеями и вступил в базельскую ячейку Коммунистического интернационала молодежи (КИМ), что во многом определило его дальнейшую судьбу.

В июле-ноябре 1921 года он был техническим секретарем Центрального комитета Коммунистического союза молодежи (КСМ) Швейцарии, а с ноября 1921 года, переехав в Берлин, стал представителем ЦК КСМ Швейцарии при Берлинском бюро КИМа. Весной 1922 года Эрнсту Шахту из-за угрозы очередного ареста пришлось в срочном порядке покинуть Германию и по направлению КИМа уехать в Москву. Позже к нему присоединились его родители.

Жена Шахта Эмма Фишер была арестована 31 июля 1941 года и также приговорена к расстрелу по обвинению в «шпионаже в пользу Германии». Она проходила по тому же делу, что и её муж.

Дочери после смерти родителей попали в детский дом, позже их удочерили. Родители Шахта в сентябре 1941 года были депортированы в Карагандинскую область, а через год им дали по пять лет лагерей как «членам семьи изменника Родины». Об их дальнейшей судьбе ничего не известно.

В 1943 году Шахт посмертно был лишен звания Героя Советского Союза и государственных наград.

Эрнст Генрихович Шахт был реабилитирован в 1955 году, а в 1960 году восстановлен в звании Героя Советского Союза и в правах на государственные награды.

 
 
Город Пушкин (до 1918 года — Царское Село) (Санкт-Петербург), улица Красной Звезды, дом 2

Здесь установлен мемориальный знак с именем управдома Жакта № 75 Михаила Семёновича Селивончика. Арестованный 28 ноября 1937 года, скорее всего по так называемой «польской национальной операции», Михаил Селивончик был расстрелян палачами НКВД СССР 5 января 1938 года.

 
 

Проект «Последний адрес» — гражданская инициатива, проводимая в России и направленная на увековечивание памяти о людях, подвергшихся политическим репрессиям в годы советской власти. В память о пострадавшем на стене дома, в котором жил репрессированный, устанавливается маленькая, размером с ладонь, мемориальная табличка, посвящённая только одному человеку. Принцип проекта:

«Одно имя, одна жизнь, один знак.»


 

Источники[править]

 

Комментарии[править]

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.