Последний адрес: Санкт-Петербург, ул. Чайковского, 63

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к навигации Перейти к поиску

4 декабря 2018

В воскресенье, 2 декабря 2018 года, в Санкт-Петербурге по адресу улица Чайковского, дом 63, в рамках гражданской инициативы «Последний адрес» состоялась церемония установки мемориального знака трагически погибшему в период сталинских репрессий поляку Петру Иосифовичу Высоцкому, чьё дело было полностью сфальсифицировано сотрудниками НКВД СССР.

Как рассказано на сайте «Последнего адреса», Петр Иосифович Высоцкий родился в польской семье в 1898 году в деревне Гребни Опочецкого уезда Псковской губернии.

В 1930-е годы он проживал с женой и двумя дочерьми в доме № 63 по улице Чайковского, работал экономистом-плановиком Ленснабосоавиахима.

Высоцкий арестован 28 октября 1937 года. 22 ноября он приговорён к смерти за «шпионаж» и «причинение ущерба системе транспорта». 29 ноября, через месяц после ареста, Пётр Иосифович Высоцкий расстрелян. Ему было 39 лет.

Согласно рассекреченным данным Центрального архива ФСБ, в 19371938 годах органами НКВД проводилась «польская национальная операция», в результате которой обнаружено 102 тысячи «польских шпионов», в том числе приговорено к расстрелу 84 471 чел. Как пишет Википедия по другим данным осуждено 139 835, в том числе приговорено к расстрелу 111 091 человек. Это была самая массовая национальная операция НКВД в рамках «Большого террора», когда в заключении оказалось 16 % всех проживавших в СССР поляков. Скорее всего, Пётр Иосифович Высоцкий был одной из этих жертв.

На церемонии в воскресенье, 2 декабря, присутствовала волонтёр «Последнего адреса» Наталья Шкуренок, журналист, корреспондент газеты The Art Newspaper. На своей странице в «Фейсбук» она опубликовала подробный репортаж, выдержки из которого мы публикуем здесь с её любезного разрешения. В репортаже использованы фотографии волонтёра «Последнего адреса» Сергея Струкова.

« – Помню, как ездили к отцу в Кронштадт всей семьей – мы с сестрой и мамой, а ещё сестра отца, – говорит невысокого роста, хрупкая, очень пожилая дама в кокетливом меховом берете.

– Потом начался страх, все по ночам слушали – к кому чёрный ворон приедет этой ночью? Однажды он приехал к нам. Я всё помню, мне было 8 лет. Папа сказал маме – не волнуйся, я скоро вернусь! И не вернулся. А потом нас отправили в ссылку…

Надежда Петровна вспоминает своего отца – Петра Иосифовича Высоцкого. На момент ареста ему было 39 лет, и он служил экономистом-плановиком Ленснабосоавиахима. И жил с семьей в отдельной квартире в доме 63 по улице Чайковского. Где вчера, 2 декабря, был установлен ему памятный знак «Последний адрес».

»
 
« – Почему-то везде пишут, что он был экономистом, - удивляется Надежда Петровна. – А ведь он был прокурором в Кронштадте, потом работал адвокатом.

Но на момент ареста отец Надежды Петровны уже был снят с этой должности, и даже, как рассказала его дочка, ездил по этому поводу в Москву к самому, то есть, к сталину – пытался объяснить, что служил партии и народу верой и правдой, что не заслуживал увольнения, которое, вероятнее всего, последовало после убийства Кирова…Но его доводы (естественно!) не были услышаны (а может, были слишком «хорошо услышаны») – в должности его не восстановили. Образование (а, возможно, просто природная смекалка и большой партийный стаж) позволило найти работу в другой сфере.

»
 
 
« Скорее всего, Петр Иосифович стал жертвой так называемой «польской национальной операции», затеянной НКВД в 1937 году. Судила его «двойка», так что это более чем вероятно.

Уже 22 ноября 1937 года, меньше чем через месяц после ареста, он был приговорён к смерти за «шпионаж» и «причинение ущерба системе транспорта», а через неделю, 29 ноября, его расстреляли.

Семью – жену и двух дочек – выслали из Ленинграда в Вятскую область, в город Налинск. Там мама Надежды Петровны, талантливый музыкант, работала организатором музыкальных кружков и хоровых коллективов – в школах, детских домах и местных домах культуры. Девочки ходили в школу, и каждый день слышали, как добрые одноклассники, кричали им в лицо – «ваш отец предатель! Вы дети врага народа!» По словам Надежды Петровны, они с сестрой даже боялись ходить одни по улицам – страх был сильнее желания погулять и поиграть во дворе.

»
 
 
« Но всё когда-нибудь кончается: девочки после школы – и уже после войны – вернулись в Ленинград учиться. Надя пошла в Институт иностранных языков, потом почти 60 лет преподавала английский язык в школе. Надежда Петровна до сих пор, хотя ей в следующем году исполнится 90 лет, говорит по-английски. Её сестра училась в Институте имени Лесгафта, потом учила других – танцам и ритмике. До установки знака отцу она, увы, не дожила. Их мама вернулась в Ленинград только в 1954 году.

А еще через 4 года, в 1958, дело Петра Иосифовича Высоцкого было пересмотрено, его полностью реабилитировали. Но семья получила фальшивую справку – в ней говорилось, что его не расстреляли, что он в 1943 году умер от «рака пищевода». О том, что на самом деле его расстреляли через месяц после ареста, родные узнали лишь в 90-е годы.

-У меня было чудесное детство… прерванное детство, - говорит Надежда Петровна, держа в руках фотографию отца и печально улыбаясь.

»
 
 
« Чудо как будто снова решило проявить свое участие в судьбе этой семьи: пока устанавливали памятный знак, на улице возле подъезда остановился незнакомый мужчина. И когда поминальные слова были сказаны, а фотографии на память сделаны, он неожиданно спросил – хотите попасть в ту самую квартиру? Я сейчас живу в одной из ее комнат! Можно только догадываться, что пережила Надежда Петровна, попав в квартиру, где закончилось ее детство и счастье семьи!..

Установить памятный знак на доме, откуда увезли Петра Высоцкого, решил его правнук – внук Надежды Петровны.

»
 
 
« …Я рада, что теперь в Петербург вернулось имя Петра Иосифовича Высоцкого, — заканчивает свой репортаж волонтёр "Последнего адреса", журналист Наталия Шкуренок, — как и имена многих других, убитых, а потом полностью оправданных наших сограждан… Но уже не первый раз на таких церемониях я ловлю себя на мысли: этот человек верой и правдой служил тем, кто его – и миллионы других – легко и непринуждённо стёр в лагерную пыль. И не просто служил – мы прекрасно понимаем, что такое должность прокурора в Кронштадте в 20-30-е годы.

У нас до сих пор прокурор – это в первую и даже десятую очередь обвинитель, и только в самую последнюю – человек, надзирающий за исполнением закона. И скольким таким же невинным людям Петр Высоцкий подписал смертный приговор – остается только догадываться. Надежда Петровна уверяет, что он был прокурором во время Кронштадтского мятежа… Если это так, то на его совести десятки смертных приговоров невиновным. Напомню – в 1994 году Борис Ельцин реабилитировал участников Кронштадтских событий, как после смерти сталина был реабилитирован и сам Петр Высоцкий…

Ну какой тут может быть новый «Нюрнберг», если всё – сами: и приговаривали сами, и приводили приговоры в исполнение, и доносили сами, и сами шли в лагеря и на смерть от рук своих бывших сослуживцев. Всё – сами…

»
 


 

Источники[править]

 
Комментарии[править]
Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.