Последний адрес в Екатеринбурге: две новые таблички на прежнем месте

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к навигации Перейти к поиску

3 августа 2018 года

Установленные таблички «Последний адрес» на улице 8 марта, дом 7

30 июля 2018 года в Екатеринбурге на улице 8 марта, дом 7 в рамках гражданской инициативы «Последний адрес» установили ещё две мемориальные таблички безвинно казненным известным людям, чьи дела были полностью сфальсифицированы сотрудниками НКВД СССР. В акции приняли участие около 30 человек. Представители власти мероприятие проигнорировали.

В Екатеринбурге «Последний адрес» проходит с 2016 года. В городе нет ни одного памятника жертвам политических репрессий. Единственный монумент — «Маски скорби: Европа — Азия» — расположен за городской чертой. Власти несколько раз в год устраивают туда выезды, на которых проводят официальные траурные митинги, призывая к примирению с теми, кто осуществлял незаконные репрессии.

К месту официального мемориала нет ни пешеходной дорожки, ни автобусного маршрута. Поэтому добраться туда весьма непросто, хотя мемориальный комплекс находится прямо у оживленной автотрассы.

Такое отношение к памяти жертв политических репрессий контрастирует с ростом в Екатеринбурге числа мемориалов, посвященных Великой Отечественной войне. Музей памяти о войне создан даже в здании Свердловского областного суда.

Координатор «Последнего адреса» в Екатеринбурге Елена Шукаева (в чёрном платье с табличкой)

«Последний адрес» является своего рода гражданской альтернативой поминовения жертв советских репрессий для Екатеринбурга. Деньги на изготовление табличек собирают в виде пожертвований. Какой-либо помощи от властей нет.

Нет поддержки также и от научных учреждений. Например, дело Григория Тараканова в Государственном архиве административных органов Свердловской области (специальный архив, созданный для изучения политических репрессий и хранения дел репрессированных), активистке пришлось переписывать от руки, так как копировать разрешено только на платной основе. Так, съёмка одного листа дела на фотоаппарат читателя обойдется в 32 рубля, а ксерокопия листа оценена в 46 рублей (обычная цена ксерокопии в Екатеринбурге 4 — 7 рублей).

30 июля 2018 года у дома № 7 на улице 8 марта собрались в полдень около 30 человек. Здание входило в число домов для начальства, которого в довоенном Свердловске, столице огромной Уральской области, было немало. Кроме руководителей в таких многоэтажках проживали также известные люди — крупные специалисты. В Екатеринбурге сохранился целый ряд таких довоенных элитных домов.

Представителей властей и вузов на открытии табличек не было. Это было ожидаемо, так как «Последний адрес» в Екатеринбурге чиновники игнорируют. Поначалу альтернатива была поддержана некоторыми представителями власти, в частности Евгением Ройзманом. Очень быстро Ройзман отошел от «Последнего адреса».

Проект стал частным делом небольшой группы родственников жертв репрессий. В Екатеринбурге его курирует журналистка Елена Шукаева.

Два человека, которым посвящены были таблички, открытые 30 июля 2018 года, совсем не чужие политической и научной элите города. Так, Григорий Тараканов (расстрелян 2 февраля 1938 года как японский шпион) был инженером-технологом, членом Свердловского городского комитета ВКП(б). Второй человек — Моисей Златопольский — служащий, казнйнный как «германский шпион». Но нынешняя политическая элита не стала поминать своих предшественников.

Анна Пастухова прикручивает табличку

Не было на открытии ни одного представителя Ельцин-центра — организации, которая расположена совсем рядом и в стенах которой регулярно выступают лекторы с критикой сталинизма. Тем не менее, по словам Анны Пастуховой, Ельцин-центр оказал «Последнему адресу» содействие.

Выступающие говорили о казнённом Тараканове. Оказывается этот крупный организатор производства погиб по доносу человека, которого перевел против его воли на должность коменданта общежития. Малограмотный подчиненный затаил обиду и планомерно мстил. Первая жалоба на Тараканова была оставлена без последствий.

Зато вторая жалоба погубила Тараканова. Подчинённый вспомнил, что Тараканов встречался (это было неудивительно) с разоблаченными позднее «шпионами» Георгием Пятаковым и Карлом Радеком, поэтому высказал предположение, что Тараканов сам может быть «шпионом». Сотрудники НКВД поддержали обвинение и установили, что Тараканов — шпион. Несмотря на то, что Тараканов оказал упорное сопротивление и отказался (по примеру многих однопартийцев) признаваться, он был расстрелян.

«Последний адрес» имел и практическое назначение. В частности, на церемонии было объявлено, что продолжается сбор пожертвований на мемориальную доску поэту Осипу Мандельштаму, который был на вокзале Свердловска по пути в лагерь.

Прикручивание табличек стало своего рода ритуалом. Любой желающий подходил и вворачивал по шурупу. Ввернула шуруп и Анна Пастухова. Кроме того, каждый мог выступить. В этом плане отсутствие чиновников было благом — на выступающих не смотрела камера сотрудника Министерства общественной безопасности Свердловской области, как это часто бывает на митингах в Екатеринбурге.

После установки число табличек на доме достигло трёх — так как ровно за год, 30 июля 2017 года, до того был установлен знак в память об Алексее Андрияшине.

 

Источники[править]

Оригинальный репортаж
Эту статью написал Иван Абатуров специально для Русских Викиновостей. Она содержит ранее не публиковавшиеся материалы или исследования, источником которых является сам автор. Вы можете свободно без согласования и выплаты вознаграждения копировать, распространять и изменять эту статью в любых целях, включая коммерческие, однако вы обязаны указать автора, источник и лицензию. Например, так: Иван Абатуров; Викиновости; CC BY 2.5. Вы также должны обозначить изменения, если таковые были сделаны. Лицензии изображений уточняйте на их страницах на Викискладе.
 

Комментарии[править]

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.