Профессор Андрей Зубов: Российская власть критически не переосмыслила исторический опыт

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к: навигация, поиск

3 сентября 2017

1 сентября в большинстве стран мира воспринимается как точка отсчёта Второй мировой войны, приведшей к неисчислимым человеческим страданиям и колоссальным жертвам. Именно в этот день 78 лет назад нацистская Германия вероломно напала на Польшу.

И только в России (наряду с еще несколькими государствами) эта дата отмечается как начало учебного года, и только. В массовом сознании россиян начало всемирной трагедии прочно ассоциируется исключительно с 22 июня — днём нападения Германии на Советский Союз.

Об истоках и причинах такого парадокса корреспондент Русской службы «Голоса Америки» поговорил с профессором-историком Андреем Зубовым, долгие годы преподававшим в МГИМО, но затем вынужденного уйти из вуза из-за беспрецедентного давления со стороны властей после нелестной для Кремля оценки аннексии украинского Крыма и проведения некоторых исторических параллелей.

Виктор Владимиров: Андрей Борисович, так почему в России стараются не замечать 1 сентября как начало Второй мировой, во всяком случае, не акцентировать на этом внимание? Это случайность или закономерность?

Андрей Зубов: Безусловно, это, прежде всего, дань советской традиции, которая вытекает из очень простого факта: Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года во многом из-за Советского Союза. Если бы не был подписан пакт Молотова-Риббентропа 23 августа в Москве между Германией и СССР, Гитлер никогда бы не решился напасть на Польшу. Я в этом абсолютно уверен.

А если бы Германия 1 сентября не напала на Польшу и не приступила к воплощению «План Вайс» в жизнь, то, конечно же, Вторая мировая война не началась бы или началась бы, но как-то иначе. А если бы в августе 1939 года Советский Союз подписал договор о взаимопомощи с Англией и Францией, о чём тогда шли переговоры, то тем более Германия не решилась бы напасть на Польшу.

Так что Советский Союз виновник в прямом смысле этого слова Второй мировой войны. И, понятно, что об этом не любили говорить и вспоминать в Советском Союзе. Точно также не любят говорить и вспоминать про это сейчас наши записные патриоты, ностальгирующие по советским временам. Ведь патриоты такого рода составляют основу нынешней власти.

Поэтому об этой дате решено просто не вспоминать, не говоря уж о том, что вскоре за нападением Германии на Польшу последовало и нападение Советского Союза на эту страну. В результате Польшу разделили, разодрали на части. Конечно, об этом сейчас вспоминать в высшей степени неудобно и нежелательно. К тому же, формально оставаясь нейтральным, фактически Советский Союз был союзником фашистской Германии, по крайней мере, до осени 1940 года, а по большому числу параметров — буквально до нападения Германии на СССР 22 июня 1941 года.

И об этом тоже не хочется вспоминать, что естественно: в умах людей всего мира, включая граждан России, нацизм, фашистская Германия и Гитлер — это самое страшное зло, которое можно себе представить. Так что всё это должно быть забыто, должно уйти из памяти. Именно поэтому, широко отмечая 1 сентября как начало учебного года, наше общество совершенно не хочет воспринимать этот день как начало Второй мировой войны.

Виктор Владимиров: Здесь, наверное, уместно вспомнить, что в период с 1939 года по 1941 годы Советский Союз также напал на Финляндию, оккупировал прибалтийские страны и совершил другие деяния, которые лучше бы подзабыть?

Андрей Зубов: Разумеется. Будучи союзником Германии, Советский Союз делил с ней Европу. С согласия Гитлера Иосиф Сталин присоединил прибалтийские государства — Литву, Латвию, Эстонию и начал войну с Финляндией, но проиграл её, тут уж ничего не поделаешь. Кстати говоря, Германия никак не оказывала помощь Финляндии, своему будущему союзнику. Помощь Хельсинки оказывали скандинавские страны и Великобритания с Францией.

Также с полного согласия Германии Советский Союз отнял у Румынии Бессарабию. И уже без всякого согласия Германии отнял северную часть Буковины. Что, к слову, вызвало очень резкую негативную реакцию Гитлера и Риббентропа. Возможно, это стало одной из первых причин резкого охлаждения между Сталиным и Гитлером. Сталин — коварный политик, он всегда берет то, что плохо лежит. Так сказал Гитлер после присоединения Буковины.

Виктор Владимиров: Отношение к этой дате стало своеобразным историческим и нравственным водоразделом между СССР и всем остальным миром. Но почему сейчас Кремль продолжает прежнюю политику?

Андрей Зубов: Напомню, что в Германии, глубоко интегрированной в Европу, воспринимают эту дату как трагедию для собственного народа, потому что Гитлер пошел на невероятную авантюру, погубившую огромное количество людей. А нынешняя власть в России полностью продолжает воспринимать себя как преемницу советского государства со всей его идеологией, имея ввиду не социализм, но отношение к Второй мировой войне.

Здесь практически ничего не изменилось. Власть критически не переосмыслила исторический опыт так, как переосмыслили его в Германии. Поэтому мы до сих пор остаемся пленниками тех договоров и соглашений, которые были заключены Советским Союзом. Это наша трагедия. Таковы сегодняшние реалии. Ну а как будет в будущем, посмотрим.


Источники[править]

Voice of America Logo Blue.svg Эта статья содержит материалы из статьи «Профессор Андрей Зубов: Российская власть критически не переосмыслила исторический опыт», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (условия на английском и на русском).
Автор текста: Виктор Владимиров


Комментарии[править]


Викиновости, Викимедиа РУ и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.



В сознании подавляющего большинства россиян Вторая мировая война (и Великая Отечественная война) ассоциируется с каким-то давним военным конфликтом, таким же далеким от современности как для советских молодых людей 1960-х годов была Гражданская война в России. Поэтому Вторая мировая война мало кого всерьез интересует кроме тех, кто тогда жил и небольшого слоя историков. Конечно, наши россияне, которые моложе 40 лет, гордятся победой в войне. В этом плане война — хорошее средство для ведения пропаганды в России. Россиян мало интересует соответствовала ли победа какому-нибудь международному праву. Собственно говоря, международное право и сейчас является чем-то аморфным и неопределенным. К 1939 году единого международного права не существовало. Были, конечно, международные договора, но их выполнение было делом фактически добровольным (не было, как нет и сейчас действенных международных органов, которые могли заставить соблюдать договор). Нарушение международного договора не рассматривалось как что-то негативное (кроме случаев, когда пострадавшая сторона могла заставить исполнять договор силой). Иван Абатуров (обсуждение) 04:36, 4 сентября 2017 (UTC)