Русский балет Бориса Эйфмана в Нью-Йорке: американская классика в русской интерпретации

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к навигации Перейти к поиску

22 мая 2015
В Нью-Йорке проходят гастроли Санкт-Петербургского академического балета Бориса Эйфмана. Коллектив уже побывал в Канаде и в нескольких городах Америки. Ему еще предстоят выступления в Кеннеди-центре в Вашингтоне. Но спектакли в Нью-Йорке для труппы — особые. Потому что Эйфман показывает материал, который в каком-то смысле именно в этом городе родился. О том, как театр справляется со «всем этим джазом» — репортаж Виктории Купчинецкой.

Борис Эйфман привез из России в Америку американский балет. Спектакль Up&Down по роману Фрэнсиса Скотта Фитцжеральда «Ночь нежна» — психологическая драма, действие которой происходит в период Века Джаза — блистательные, безудержные 20-е годы прошлого столетия.

Этот балет можно назвать российской, даже русской интерпретацией американской классики. Нежной, жестокой, трагичной, эмоциональной.

Эйфман раньше много раз обращался к русским первоисточникам — Толстому, Достоевскому. Американскую классику он не старается трактовать дословно: «Когда мы обращаемся к литературным первоисточникам, мы не стараемся иллюстрировать сюжет. Мы хотим выразить то, что как бы находится между строк».

Главный герой балета — психиатр Ричард Дайвер — спасает психически больную девушку Николь из богатой семьи — но сам гибнет как личность. Борис Эйфман увлекается психоанализом, поэтому стремится показать эмоции и подсознание человека через движение тела. Кошмары и мании, а также праздник жизни — все под музыку Гершвина, Шуберта и Берга.

«Конечно, мы волнуемся, потому что мы приехали в Нью-Йорк с музыкой Гершвина, с американским сюжетом, джаз на сцене. Но мне кажется, что есть какие-то ценности, которые принадлежат всему миру», — говорит Эйфман.

Любовь Андреева, ведущая солистка театра Эйфмана: «Гершвин — это восторг, внутренний драйв. И у нас такое даже между собой пошло — „Давай, свингуй!“».

В Америке школа современного танца несколько иная — формалистическая, концептуальная, менее эмоциональная. Сергей Данилян, известный в США импрессарио, в первый раз привез театр Эйфмана в Америку 18 лет назад: «Для американцев это необычный балет — это театр, сделанный по самым высоким стандартам зрелищного спектакля. Поэтому они с огромным удовольствием ходят».

Россия и Америка сейчас находятся не в лучших отношениях. Однако если политика зачастую людей разъединяет, то сила искусства может быть в обратном.

«Мы очень рады, что нам удалось сохранить этот мостик между нашими странами, чтобы взаимопонимание сохранялось и развивалось», — говорит Сергей Данилян.

Оказывается, что американский драйв и русская эмоциональность — вполне совместимые качества.


Источники[править]

VOA logo.svg Эта статья содержит материалы из статьи «Балет Эйфмана в Нью-Йорке: американская классика в русской интерпретации», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (условия на английском и на русском).