Система Путина

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к навигации Перейти к поиску

25 октября 2013

Другие новости России
Другие новости Москвы
Местонахождение Москвы

Москва на карте России

Москва
Другие новости политики
Society.svg
Также посетите портал «Политика»

В США продолжают спорить о российской политике. Поводы разные; одним из них стало десятилетие со дня ареста Михаила Ходорковского в новосибирском аэропорту «Толмачево». Судьбе экс-главы ЮКОСа и ее политическому контексту была посвящена конференция, состоявшаяся на днях на Капитолийском холме. Организатор конференции (сопровождавшейся выставкой материалов о нарушениях прав человека в РФ) — нью-йоркский Институт современной России.

По окончании конференции корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал с одним из ее участников — директором правозащитной организации Freedom House Дэвидом Крамером (David Kramer).

Алексей Пименов: Господин Крамер, как бы вы охарактеризовали современную российскую политическую систему?

Дэвид Крамер: Как загнивающий и коррумпированный авторитарный режим. Руководит им Владимир Путин, но существует и система. Путин может утратить власть, но созданная им система будет существовать по-прежнему. Хотя, конечно, основной принцип режима — удержание власти практически любой ценой, поскольку он (Владимир Путин — А. П.) не может себе позволить отдать власть, в основе которой — методы, применяемые им сегодня. Результат — коррупция, в том числе на самом высоком уровне. А также бегство капиталов из страны, поскольку многие инвесторы не считают Россию надежным местом для капиталовложений. Принцип верховенства закона в стране не работает — а потому как компаниям, так и отдельным предпринимателям, приходится работать в условиях непредсказуемости. И это — одна из главных проблем для нас.

А. П.: Один из вопросов, возникающих в этой связи, — о политике российского руководства по отношению к соседям, то есть другим постсоветским государствам. И в частности — по отношению к Украине, поскольку официальный Киев взял курс на евроинтеграцию. Ваш комментарий?

Д. К.: Такое впечатление, что Кремль заимствует политические рецепты одновременно из двух учебников: «Как найти друзей?» и «Как поссориться с соседями?». Во всяком случае, угрозы в адрес Украины, Молдовы, Армении, Грузии, давление на правительства с целью заставить их отказаться от подписания соглашений с Евросоюзом, в случае Украины привели к обратному результату: сплочению сторонников присоединения к ЕС. Причем, повторяю, — именно в ответ на нажим со стороны России. То есть поведение, по существу, — бандитское, но бьющее мимо цели. Полагаю, что даже Александр Лукашенко (должен подчеркнуть, что я ни в коей мере не испытываю к нему симпатии) — и тот заинтересован в укреплении связей с Западом. Опять-таки из-за давления, которое на него оказывает Москва.

Это — ключевой вопрос для Запада: рассматривать эту ситуацию с точки зрения демократии, прав человека и верховенства закона, а не смотреть на соседей России через призму московских представлений.

А. П.: Что о российской политике западным экспертам следовало бы, по вашему мнению, знать лучше, чем они знают сейчас?

Д. К.: Как мы видим, российское руководство предпринимает немалые усилия, чтобы улучшить свой имидж. В частности — с помощью RT (канал Russia Today), Russia Now (рекламных приложений к Washington Post и New York Times). Но должен подчеркнуть, что американцы не заблуждаются: все это — пропаганда, осуществляемая авторитарным режимом. Это — СМИ, контролируемые государством и поддерживаемые Кремлем. Да, работают они искусно. Но, посмотрев передачи RT достаточно долго, невозможно не почувствовать сильной антиамериканской тенденции — от передачи к передаче. Да и прокремлевская позиция Russia Now совершенно очевидна. И это — на фоне того попрания прав человека, многочисленные примеры которого приводились на сегодняшней конференции. Такова подлинная Россия при Владимире Путине.

Многие отважные русские пытались бороться. Один из них — Ходорковский. Некоторым — например, Анне Политковской и Сергею Магнитскому — это стоило жизни.

А. П.: В российской истории уже не раз звучал вопрос: «Что делать?»…

Д. К.: Когда нарушаются права человека, наша позиция должна быть ясной и недвусмысленной. Мы можем сотрудничать с российскими властями, когда это необходимо. Подтверждение тому — сирийский кризис. Только не следует забывать о том, что наше сотрудничество в сирийском вопросе началось после того, как Путин поставками оружия, разведывательной информацией и иными путями помогал Асаду расправляться с сирийским народом. А еще — после того, как президент США и другие американские лица на протяжении приблизительно двух месяцев резко критиковали положение дел в России. Иными словами, мы в состоянии заставить оппонента отступить. Повторяю, мы можем выступать против нарушений прав человека в России и в то же время сотрудничать с Россией в решении проблемы сирийского химического оружия. Но в конечном итоге главное — это природа режима. Природа путинского режима — в неуважении к гражданским правам, в отсутствии верховенства закона, в том, как власть обращается с собственным народом. И именно на это нам следует обратить внимание.



Источники[править]

VOA logo.svg Эта статья содержит материалы из статьи «Система Путина, или Дэвид Крамер о верховенстве закона и передачах Russia Today», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (условия на английском и на русском).
Автор текста: Алексей Пименов