Федеральные структуры предварительно проверяют законопроекты Свердловской области

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к навигации Перейти к поиску

30 января 2021 года

Законопроекты, которые рассматривает Законодательное собрание Свердловской области, проходят предварительную «внешнюю экспертизу» в федеральных органах прокуратуры и юстиции. Об этом корреспонденту Викиновостей сообщили в свердловском парламенте.

Здание Законодательного собрания Свердловской области

Согласно Конституции России, законотворчество идет на двух уровнях: федеральном и региональном. При этом региональный законодатель юридически независим от федерального и занимается созданием своих законов по собственному усмотрению.

Региональные законы не должны противоречить федеральным, но никакой федеральной предварительной (до их принятия) экспертизы региональных законов Конституция России не предусматривает.

В Свердловской области сложилась юридически оформленная практика «предварительной экспертизы» федеральными структурами проектов областных законов. Как выяснил корреспондент Викиновостей, без этой проверки проект областного закона не поступает на голосование в Законодательное собрание Свердловской области.

Факт проверки подтвердил корреспонденту Викиновостей председатель Комитета по вопросам законодательства и общественной безопасности Законодательного собрания Свердловской области Владимир Никитин в письме от 27 января 2021 года (пунктуация и орфография оригинала сохранены):

«…хочу Вам пояснить, что в соответствии с положениями статьи 54 Областного закона от 10.03.1999 № 4-ОЗ (ред. от 14.10.2020) «О правовых актах в Свердловской области» в ходе предварительного рассмотрения проекта закона Свердловской области, помимо внутренней экспертизы законопроекта, проводится также так называемая внешняя экспертиза законопроекта органами юстиции и Прокуратуры Свердловской области, Правительством Свердловской области и Государственным казенным учреждением Свердловской области «Уральский институт регионального законодательства». На основании поступивших предложений и замечаний от выше названных органов профильным комитетом Законодательного Собрания принимается соответствующее решение и в случае необходимости подготавливаются поправки содержащие текст предлагаемых изменений либо предложения об исключении отдельных положений законопроекта»

Как известно, процедуры принятия федерального и регионального законов похожи. Сначала законопроект рассматривается профильным комитетом, которые передает его на рассмотрение парламенту. При этом профильный комитет дает свое заключение — принимать или нет законопроект.

Письмо председателя комитета Законодательного собрания Никитина от 27 января 2021 года

Депутаты рассматривают законопроект в трех чтениях. Формально на втором и третьем чтения могут быть внесены поправки, для чего между чтениями иногда делается перерыв. Однако в Законодательном собрании Свердловской области законопроекты принимают часто сразу в трех чтениях — то есть голосуют один раз.

Депутаты не обязаны иметь юридическое образование. Поэтому в парламентах существуют юридические подразделения, которые просматривают законопроекты на предмет их соответствия уже принятым законам. В этой правовой экспертизе ничего удивительного нет.

Однако в Свердловской области, как следует из письма Никитина, нормативно установлена предварительная «внешняя экспертиза» законопроектов силами федеральных структур — органов прокуратуры и юстиции.

Кстати, в статье областного закона, на который ссылается Никитин, ничего про обязательную внешнюю экспертизу не сказано и прокуратура не упоминается. В законе написано более обтекаемо:

«В ходе предварительного рассмотрения проекта закона Свердловской области: 1) проводятся: внутренняя экспертиза законопроекта; экспертиза законопроекта органами юстиции и иными государственными органами Российской Федерации в случаях, предусмотренных федеральным законодательством; независимая экспертиза законопроекта в случаях, когда ее проведение является обязательным в соответствии с настоящим Законом и (или) иными законами Свердловской области либо когда профильный комитет Законодательного Собрания принял решение о необходимости проведения такой экспертизы; иные виды экспертиз законопроекта...»

Позиция Никитина должна считаться приоритетной, так как он исходит не только из буквы закона, но и из сложившейся практики областного законотворчества. Кроме того, Никитин является депутатом областного парламента уже более 20 лет — с 1998 года. То есть это человек, имеющий огромный опыт законотворчества областного уровня.

Внешняя экспертиза, несмотря на то, что ее выводы необязательны, имеет существенное значения для процесса законотворчества — все положения областных законопроектов, которые федеральные структуры сочтут неверными, обсуждаются (согласно письму Никитина) еще до голосования по законопроекту. И профильный комитет на основании федеральных замечаний и предложений инициирует поправки в законопроект.

Стоит отметить, что реальные полномочия областного законодателя невелики, что признается сотрудниками Законодательного собрания Свердловской области.

В 2020 году на публичной встрече с Ильей Шаблинским сотрудница Законодательного собрания Свердловской области в Ельцин-центре публично под видеозапись посетовала, что реальных полномочий у областного парламента немного — мол разве штрафы за неправильный выгул собак принимают.

Однако и эти немногие полномочия находятся под «предварительной экспертизой» федеральных структур.

Практика показывает, что такая «предварительная экспертиза» не всегда гарантирует качественного правотворчества в Свердловской области. Здесь показателен случай Шнейдермана, выявивший серьезную нестыковку в областном и федеральном законодательстве об административных правонарушениях.

В России законодательство об административных правонарушениях представлено на двух уровнях:

  • Правонарушения, предусмотренные федеральным КоАП РФ;
  • Правонарушения, предусмотренные региональным КоАП РФ.

В 2020 году россияне столкнулись с тем, что за нарушения противоэпидемических мер стали наказывать по новым статьям региональных законов об административных правонарушениях. В частности, в Москве и Санкт-Петербурге граждан активно штрафовали именно по законам этих городов федерального значения.

В апреле 2020 года в закон Свердловской области «Об административных правонарушениях на территории Свердловской области» была включена статья 38, которая наказывала за нарушение региональных противоэпидемических мер.

Однако, в отличие от Москвы и Санкт-Петербурга (где региональные «противоэпидемические» статьи до сих пор применяются), в Свердловской области региональную статью перестали применять через пару недель после ее появления.

Протоколы, которые в Свердловской области составили по статье 38 и не успели подать в суд (или были возвращены из суда для переоформления) областные чиновники переоформили на новую статью 20.6.1 КоАП РФ.

В августе 2020 года статья 38 областного закона была формально отменена. Отмену мотивировали появлением аналогичной федеральной статьи 20.6.1 КоАП РФ. Фактически произошла «замена» одной «карающей» статьи на другую. И вот тут выявился правовой пробел — нестыковка областного и федерального законодательств.

В законе Свердловской области от административных правонарушениях нет нормы о том, что отмена «карающей» областной статьи в связи с появлением аналогичной «карающей» федеральной статьи не влечет отмену судебных решений о наказании по отмененной статье. Хотя при этом деяние, за которое привлекли, ни на минуту не переставало быть наказуемым по закону.

Судья Антон Белых (фото с другого процесса)

Однако данная «замена» привела к тому, что суд был вынужден отменить решение о наказании по статье 38 — в связи с отменой статьи. В конце августа 2020 года судья Антон Белых (Ленинский районный суд города Екатеринбурга) вынес решение об отмене штрафа, который ранее был назначен индивидуальному предпринимателю Андрею Шнейдерману по статье 38:

«Вместе с тем, оценивая представленные материалы, суд принимает во внимание то, что Шнейдерман А.В. привлечен к административной ответственности по ст.38 Закона Свердловской области «Об административных правонарушениях на территории Свердловской области №52-ОЗ от 14.06.2005 года – за неисполнение требований правового акта Губернатора Свердловской области, принятого в целях профилактики и устранения последствий распространения коронавирусной инфекции, если эти действия (бездействие) не содержат деяния, ответственность за совершение которого установлена федеральным законом.

При этом, в силу положений п.5 ч.1 ст.24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению в случае признания утратившими силу закона или его положения, устанавливающих административную ответственность за содеянное, за исключением случая одновременного вступления в силу положений закона, отменяющих административную ответственность за содеянное и устанавливающих за то же деяние уголовную ответственность.

В силу положений Закона Свердловской области «О внесении изменений в Закона Свердловской области «Об административных правонарушениях на территории Свердловской области» №85-ОЗ статья 38 признана утратившей силу.

При таких обстоятельствах, постановление мирового судьи в отношении Шнейдермана А.В. по ст.38 Закона Свердловской области «Об административных правонарушениях на территории Свердловской области №52-ОЗ от 14.06.2005 года подлежит отмене, а производство по делу об административном правонарушении прегрешению в связи с признанием утратившими силу закона или его положения, устанавливающих административную ответственность
»

Таким образом, суд решил, что при отмене «административной» статьи регионального закона, привлеченное по ней лицо освобождается от наказания даже, если одновременно за то же деяние федеральным КоАП установлена ответственность.

Теоретически на такого освобожденного можно составить новый протокол — по соответствующей статье КоАП РФ. Однако практически это невозможно — срок привлечения по большинству статей КоАП РФ всего три месяца со дня совершения правонарушения. За время разбирательства по региональной (как в случае со Шнейдерманом) этот срок истекает.

Теперь все наказанные по статье 38 областного закона (а только в Екатеринбурге таких не менее 29 человек) имеют право по примеру Шнейдермана требовать отмену наказания.

Практика фактического согласования с федеральными структурами характерна в Свердловской области не только для парламента. Согласование доходит до мелочей. В частности, губернатор Свердловской области даже график приема граждан согласовывал с представителем президента России в Уральском федеральном округе.


 

Источники[править]

Оригинальный репортаж
Эту статью написал Иван Абатуров специально для Русских Викиновостей. Она содержит ранее не публиковавшиеся материалы или исследования, источником которых является сам автор. Вы можете свободно без согласования и выплаты вознаграждения копировать, распространять и изменять эту статью в любых целях, включая коммерческие, однако вы обязаны указать автора, источник и лицензию. Например, так: Иван Абатуров; Викиновости; CC BY 2.5. Вы также должны обозначить изменения, если таковые были сделаны. Лицензии изображений уточняйте на их страницах на Викискладе.
 

Комментарии[править]

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.