Егор Летов оказался вечно живым

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к навигации Перейти к поиску
Wikinews Developing.png
Эта новость редактируется.
Пожалуйста, отредактируйте её. Когда она будет готова,
замените пометку {{редактируется}} на {{рецензировать}},
чтобы статья была проверена редакторами и появилась на заглавной странице.

15 июня 2021 года

Алексей Коблов проводит презентацию своей книги в петербургском книжном магазине «Во весь голос»
Экземпляры книги в продаже
Алексей Коблов
Алексей Коблов

В течение мая месяца 2021 года в Санкт-Петербурге прошли презентации книги московского музыкального журналиста Алексея Коблова «Егор Летов. Моя оборона». Как следует из названия, книга посвящена умершему в 2008 году советскому и российскому рок-музыканту Егору Летову, также известному как лидер рок-группы «Гражданская оборона». Алексей Коблов — старый друг Егора Летова и его соратник по множеству музыкальных проектов и мероприятий. Много лет в разных качествах он сопровождал Летова в рабочих поездках, помогал в организации и проведении концертов и, что самое главное, как профессиональный журналист занимался документированием происходящего, хранением и систематизацией полученной информации. Именно на этой базе и создана книга, выход которой давно ожидался и неоднократно откладывался.

Судьба книги оказалась трудной, под стать судьбе покойного музыканта. Давняя задумка не была реализована вовремя: Алексею было не так-то просто создать связное повествование на базе своих огромных архивов, в которых отражена бурная многолетняя карьера очень неординарной личности. В работе Алексею помогала вдова Егора Летова Наталья Чумакова, которая также предоставила свои архивы для книги и внимательно проверяла информацию в ходе подготовки. Алексей подчёркивает, что не мог себе позволить «халтуру» (как это сделали, по его словам, некоторые другие авторы книг на схожие темы), так как в его интересах — сохранение культурного наследия русских рок-музыкантов и качественная фиксация соответствующих исторических событий. Наследие включает в себя множественные воспоминания, которые можно записать текстом, а также большое количество медиаматериалов, прежде всего фотографий, для издания которых необходим формат фотоальбома (с «очисткой авторских прав», то есть с согласия всех авторов материалов).

Коблов подчёркивает, что некоторые рецензенты новой книги упрекнули его именно в том, что это скорее фотоальбом, чем книга, и в ней не так много повествовательного текста, как ожидалось. Но дело в том, что работа задумывалась как двухтомник из текстовой и графической частей. Они готовились параллельно, но сроки издания неоднократно сдвигались, а затем внезапно грянула пандемия коронавируса, что сильно повлияло на не успевший завершиться процесс. Издательства внезапно отправились на карантин, и доделывать работу пришлось в затруднённых условиях в удалённом режиме. Оказалось, что таким образом более реально подготовить к изданию сначала фотоальбом, а текстовую часть отложить, хотя степень её готовности была высока.

При этом презентовать новую книгу Алексею случилось ещё до её выхода (и до начала пандемии) в рамках нескольких музыкальных мероприятий в разных городах, а после начала пандемии пришлось проводить виртуальные презентации, которые затем, после ослабления карантина, пришлось «подкреплять» очными презентациями, в связи с чем Алексей и приехал в Санкт-Петербург. Алексей — уроженец Ленинграда, но ещё в детстве переехал вместе с родителями в Зеленоград, где вырос и стал музыкальным журналистом, сведущим в музыкальном андеграунде позднесоветского периода. Именно это качество послужило важным фактором его сближения с Егором Летовым, который от начального творческого периода в родном Омске довольно быстро «перешёл на всесоюзный уровень».

Познакомившись впервые с Летовым на московском музыкальном фестивале «Сырок» в декабре 1988 года, со временем Алексей стал «самым близким московским другом» Егора, в то время как его «самым близким омским другом» можно бесспорно назвать соратника по творческой деятельности Константина Рябино́ва, известного как Кузя УО — со-основателя «Гражданской обороны». По словам Алексея, до знакомства с Егором он узнал о нём от старшего брата музыканта Сергея Летова, который показал московскому журналисту чёрно-белую фотографию омских подпольных музыкантов «в жутком гриме» и пожаловался, что в родном советском Омске за своё творчество и внешний вид они подвергаются сильному общественному давлению, в связи с чем им могла бы помочь информационная поддержка в Москве.

Рассказы о друзьях из музыкальной среды и о событиях мира рок-музыки составляют основную часть выступлений Коблова на презентациях — он подчёркивает, что может говорить на эти темы бесконечно (и, соответственно, писать книги тоже). В нынешние времена рассказы о друзьях неизбежно сопровождаются ремарками о том, что некоторых уже нет в живых, а вместе с ними уходят и воспоминания, и для того чтобы важные подробности не пропали совсем, необходимо фиксировать их в виде печатных работ и документальных фильмов. Сейчас уже нет в живых ни Летова, ни Кузи УО — он скончался 16 марта 2020 года в Санкт-Петербурге в возрасте 55 лет (Летов скончался в Омске 19 февраля 2008 года в возрасте 43 лет). Кузя стал петербуржцем в процессе творческой деятельности — остался жить, приехав играть музыку и раскручивать «Гражданскую оборону» мощностями Ленинградского рок-клуба. Посещение его могилы на Волковском кладбище — непременная часть любого визита Алексея в Петербург.

Егор же Летов предпочёл из родного Омска никуда не переезжать, хотя в постсоветский период перед ним открылись почти безграничные возможности. Краткий обзор сложнейшего творческого пути Егора Летова присутствует на каждой презентации книги Коблова, целиком этой теме посвящённой. Родившись в Омске в 1964 году, Игорь Летов (Егор — творческий псевдоним) стал не очень успешным советским школьником, к старшим классам начав играть на бас-гитаре в молодёжной подпольной группе, каковая деятельность в СССР сильно не приветствовалась. Противоречия с жизнью в СССР стали одной из основных тем его творчества, за что он подвергся давлению не только со стороны земляков, но и со стороны КГБ, куда омичи писали на него и его друзей доносы. КГБ устроило гонения на группу (год основания «Гражданской обороны» — 1984) и на несколько месяцев заключило Летова в психиатрическую больницу, где его лечили «тяжёлыми» медикаментами, что не могло не вызвать сильные негативные переживания, эхо которых и сопровождало Егора всю оставшуюся жизнь.

Однако больница музыканта не сломила, а скорее наоборот, придала творческий импульс, и Егор Летов продолжил идти против СССР, в итоге увидев его скорую смерть, в которой, при должной сноровке, можно узреть и личное творческое участие Егора. Правда, новая постсоветская власть Летову тоже не понравилась — настолько, что он стал выступать против неё, неожиданно, с национал-большевистских позиций. Одним из ярких эпизодов, которые упоминает Коблов, стало выступление Летова в 1994 году в прямом эфире музыкальной программы «А» на государственном телеканале «РТР», где Летов призвал аудиторию к свержению конституционного строя, сильно подставив создателя программы, популяризатора рок-сцены и её героя, тележурналиста Сергея Антипова (умер в 2015 г. в возрасте 55 лет).

Против «мейнстрима» Летов шёл не только в политике, но и в собственно музыке. Важную часть рассказов Алексея Коблова на презентациях книги составляют красочные истории о том, как Летов избегал большого шоу-бизнеса. Со временем большой шоу-бизнес, со всеми его достоинствами и недостатками, вторгается в жизнь любой творческой фигуры уровня Летова, от солидных денег почти никто не отказывается, и обычно это становится фактором сильнейшей ломки личности, подчёркивает Коблов. И приводит в пример Курта Кобейна, лидера группы Nirvana: Летов знал о нём задолго до его широкой популярности как о подпольном американском панк-рокере и в разговорах с Кобловым хвалил его творчество, упрекая его, однако, за то, что он связался с крупнейшими рекорд-лейблами: «это его погубит». И, говорит Коблов, «как известно, это и случилось, то есть человека просто выжали, высушили, он сел на героин, а потом и вовсе застрелился». Коблов рассказывает, что высшей «точкой возможностей» для Летова стал интерес к его творчеству (причём раннему) со стороны очень крупного американского продюсера и музыканта Стива Альбини, но Летов наотрез отказался от системного сотрудничества, не возражая лишь против того, чтобы совместно сыграть или спеть. Также Алексей любит рассказывать о симпатиях к музыке Летова со стороны других известных западных музыкантов — среди них [ВОТ ТУТ МНЕ НУЖНА ПОМОЩЬ С ПРАВИЛЬНЫМИ ФАМИЛИЯМИ, А ТО НА СЛУХ НЕ РАЗБЕРЁШЬ].

В связи с вышеизложенным, сообщает Коблов, Егор Летов как мог стремился избегать музыкальных бизнес-структур и строил творческую деятельность на личных связях, привлекая к ней многочисленных друзей. Разумеется, полной изоляции достичь было невозможно, соприкосновения случались, но друзья старались их минимизировать. Обретя популярность в позднем СССР, «Гражданская оборона» охотно участвовала во множестве музыкальных фестивалей, но записываться Летов предпочитал строго у себя дома на окраине Омска, в результате чего в его квартире возникла студия «ГрОб-рекордс», где, как указывает Коблов, умели записывать рок-музыку качественнее всех в Сибири; из других сибирских городов к Летову приезжали записываться не очень многочисленные единомышленники, в результате чего ещё в советские времена образовалось так называемое движение «Сибирский панк». Что впоследствии, рассказывает Коблов, приводило к курьёзным случаям — в Омск приезжали фанаты «Гражданской обороны» и искали там очаги этого самого сибирского панк-рока в виде клубов и тусовок, а видели советский рабочий город с панельными домами, наполненный «гопниками». Эти «гопники» были с рок-культурой почти не совместимы, и от них регулярно доставалось самому Летову, однако он продолжал базироваться в Омске, со временем, по словам Коблова, превращаясь в этакого «эко-анархиста», живущего на окраине «у леса, где зверушки». А ещё Коблов может рассказать о том, как Егор Летов решил стать христианином, не удовлетворился ни одной из конфессий, и устроил себе самостоятельное крещение в реке Иордан, и сам разработал дизайн креста на своей могиле.

Алексей Коблов также обязательно отмечает на каждом выступлении, что творчество Летова оказалось бессмертным, интерес к нему со временем только растёт, как в России так и за рубежом, причём в первую очередь среди молодёжи. Вскоре после смерти музыканта в 2008 году условная «жёлтая пресса» проявляла много интереса к биографии Летова, ещё тогда её представители пытались получить от Коблова похожую книгу «по горячим следам», «пока интерес не угас», — Алексей посчитал такой подход неэтичным. В 2018 году, в год десятилетия смерти музыканта, в Москве в самом большом в этом городе киноконцертном зале «Октябрь» проходил показ последнего концерта Егора Летова. Там Коблов увидел, как «песни с третьей толпа молодёжи с разноцветными волосами, — трезвая причём по большей части, — рванула на подиум и начала там плясать, махать руками, водить хороводы, петь песни хором, и была полная иллюзия живого концерта, только сам Летов был на экране». На разговорных встречах с аудиторией Алексей обнаружил, что молодёжь задаёт очень точные вопросы, демонстрируя высокую осведомлённость о биографии Летова, хотя возраст аудитории позволяет усомниться, что они могли не то что видеть Летова при жизни, а и вообще им интересоваться. Современные рок-группы не перестают периодически обращаться к творчеству Летова — как сообщали Викиновости, петербургская группа «Були для бабули» совсем недавно выпустила кавер-версию культовой песни Летова «Всё идёт по плану», переведя её на французский язык.

Одно из мероприятий памяти Егора Летова по случаю 10-летней годовщины его смерти проходило в екатеринбургском Ельцин-центре. Алексей Коблов заявляет, что лучше бы такие мероприятия проводились по случаю дня рождения, но всё равно их проведение — хорошая вещь независимо от даты. В Екатеринбурге был кино-концерт, похожий на московский, был показ снятого Натальей Чумаковой документального фильма, а Алексей Коблов, глядя на всё это, публично изумлялся иронии судьбы, ведь Егор Летов относился к Ельцину плохо, хотел его свергнуть — и вот наступил XXI век, и в зале имени Ельцина при большом скоплении народа люди чествуют Егора Летова. Осталось, говорит Коблов, устроить что-нибудь такое в Петербурге на Дворцовой площади или в Москве на Красной, — «Ну чтоб совсем уж... Вот мавзолей, кремлёвская стена, где-то неподалёку сидит правительство...», — и ведь такая перспектива более чем реальна, концерты памяти Летова всегда будут большими событиями, а книг Алексей Коблов собрался написать ещё много, и далеко не только про Летова.


 

Ссылки[править]

Источники[править]

Оригинальный репортаж
Эта статья создана группой авторов специально для Русских Викиновостей и содержит ранее не публиковавшиеся материалы или исследования, источником которых являются сами авторы. Вы можете свободно без согласования и выплаты вознаграждения копировать, распространять и изменять эту статью в любых целях, включая коммерческие, однако вы обязаны указать автора, источник и лицензию. Например, так: Викиновости (авторы); CC BY 2.5. Вы также должны обозначить изменения, если таковые были сделаны. Лицензии изображений уточняйте на их страницах на Викискладе.
 

Комментарии[править]

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.