Сергей Лавров и Михаил Фрадков ведут переговоры в Сирии

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к навигации Перейти к поиску

8 февраля 2012

Сергей Лавров
Другие новости Сирии
Месторасположение Сирии

Карта, показывающая месторасположение Сирии

Сирия
Другие новости России
Месторасположение России

Карта, показывающая месторасположение России

Россия

Глава МИДа России Сергей Лавров и глава Службы внешней разведки России Михаил Фрадков провели переговоры с сирийским руководством. Напомним, за три дня до этого, Россия и Китай наложили вето на проект резолюции Совета Безопасности ООН, в которой был изложен план выхода из продолжающегося уже многие месяцы кризиса.

По итогам переговоров в Дамаске, Сергей Лавров сделал официальное заявление. Согласно его тексту, стороны «подтвердили готовность всячески содействовать скорейшему выходу из кризиса на основе позиций, содержащихся в инициативе Лиги арабских государств… Как это и предусмотрено инициативой ЛАГ, Президент Сирии заверил, что он полностью привержен задаче прекращения насилия, откуда бы оно ни исходило. С этой целью Сирия уведомляет Лигу арабских государств о заинтересованности в продолжении работы миссии наблюдателей ЛАГ».

Кроме того, согласно заявлению Лаврова, в Сирии подготовлен проект новой конституции, и в скором будущем будет проведен конституционный референдум, по результатам которого будут проведены новые выборы.

Перед поездкой российских представителей в Дамаск, представитель Госдепартамента США Виктория Нуланд призвала Лаврова «использовать эту возможность, чтобы абсолютно ясно донести до режима Асада, насколько он изолирован, и призвать Асада и его приближенных принять план Лиги арабских государств».

Заблокированная Россией и Китаем резолюция была создана на основе предложений ЛАГ и предусматривала не только работу наблюдателей, но и отказ Башара Асада от власти: схожая схема — при посредничестве Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива — была ранее реализована в Йемене.

После заявления Лаврова, Нуланд отметила, что предложенный президентом Асадом план мирного урегулирования недостаточно ясен и что если сирийский лидер намерен остановить кровопролитие, он должен прекратить атаки на собственный народ.

Слишком поздно[править]

Американские эксперты скептически оценили вероятность того, что российская дипломатия способна разрешить сирийский кризис.

Профессору Университета Джорджа Мэйсона Марку Катцу (Mark Katz, George Mason University) поездка Лаврова в Дамаск напомнила переговоры Евгения Примакова в Багдаде и Белграде — накануне краха авторитарных режимов в Ираке и Югославии.

«Единственное, что может сделать Асад для того, чтобы удержаться у власти — это использовать насилие, — говорит Марк Катц. — Асад не может пойти на уступки, которые убедят его оппонентов, что он должен остаться у руля государства. И даже если он намеревался сделать это, Лавров не будет убеждать Асада уйти в отставку».

Катц считает, что миссия Лаврова-Фрадкова обречена на неудачу, поскольку эта инициатива предпринята слишком поздно и преследует слишком ограниченные цели.

Аналогичное мнение высказывает директор Центра России и Евразии исследовательской корпорации RAND Эндрю Вайсс (Andrew Weiss, RAND Center for Russia and Eurasia): «Полгода назад такого рода шаги были бы восприняты позитивно, но сейчас они кажутся слишком ограниченными и запоздалыми и представляются попыткой выиграть время для сирийского режима».

«Обещания Асада стоит воспринимать скептически. В прошлом году уже принимал на себя различные обязательства и давал обещания, однако репрессии продолжались. Ранее у него было множество возможностей начать демократические преобразования», — подчеркивает Дэймон Уилсон, вице-президент Атлантического совета США (Damon Wilson, Atlantic Council).

Ранее Башар Асад обещал ЛАГ вывести войска из населенных пунктов и прекратить обстрелы мирного населения, однако наблюдатели Лиги, действовавшие в Сирии, заявили, что эти обязательства не выполняются.

«Ключевой момент плана мирного урегулирования, предложенный ЛАГ, заключается в том, что Асад соглашается уступить власть своему заместителю, после чего должен начаться процесс урегулирования и выборы. Если посмотреть на Тунис и Египет, то во всех случаях, первым шагом были не референдум или выборы, а отказ глав этих от власти», — резюмирует Дэймон Уилсон.

Эндрю Вайсс тоже считает, что обещание Башара Асада провести конституционный референдум не стоит расценивать как своевременный и адекватный шаг. «Сирия быстро скатывается к гражданской войне, — говорит Вайсс. — Я не думаю, что в этих условиях организация референдума может остановить кровопролитие. Главный вопрос — удастся ли убедить Асада оставить власть».

Закрытые двери[править]

За день до того, как Лавров и Фрадков посетили Дамаск, США объявили о закрытии своего посольства в Сирии из-за ухудшения ситуации в области безопасности.

Посол США проработал в Дамаске недолго — с января 2011 года. До этого, на протяжении шести лет, в Сирии не было американского посла — он был отозван после убийства бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири, в организации которого подозреваются сирийские спецслужбы.

Кроме США, своих послов отозвали Великобритания, Франция, Бельгия, Италия, Испания, Саудовская Аравия и ряд других государств.

Также стало очевидным, что Россия — не единственное государство, которое намеревается сыграть посредническую роль в урегулировании кризиса. Во вторник, 7 февраля, представитель МИД Китая объявил, что рассматривает возможность направления в Сирию своих представителей; а Турция, которая давно критиковала режим Асада, пообещала выступить с новым планом мирного урегулирования.

Что может выиграть Москва, заблокировавшая резолюцию Совета Безопасности?

Дэймон Уилсон считает, что «Россия потеряла возможность действовать совместно с международным сообществом во имя мира и безопасности на Ближнем Востоке. Я понимаю, что это делать непросто, учитывая давние отношения, которые связывают Москву с Дамаском, но для США было не менее сложно выстраивать новые отношения с Египтом. Однако внешняя политика США была изменена и адаптирована к новым условиям — в интересах египетского народа и всего Ближнего Востока. Мы не должны скатываться к политике образца „холодной войны“, очевидно, что и для России это невыгодно».

«Мне кажется, что мы вступаем в очень сложный год, когда изменения на Ближнем Востоке и рост давления на сирийский режим, могут стать причиной осложнений в отношениях Москвы с США и другими странами Запада. Результаты голосования по сирийской резолюции в СБ ООН показали, что обеспечить сотрудничество России с Западом будет очень сложно», — резюмирует Эндрю Вайсс.


Источники[править]

VOA logo.svg Эта статья содержит материалы из статьи «Лавров в Сирии: после вето», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (условия на английском и на русском).
Автор текста: Алекс Григорьев