Интервью с Максимом Астраханцевым и Милой Космочевской о Клубе документального кино имени Микоши, и не только

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к навигации Перейти к поиску

16 марта 2013

Мила Космочевская и Максим Астраханцев в фойе Центрального Дома Кино
Главный вход в Центральный Дом кино

13 марта 2013 года в московском Центральном Доме кино состоялось очередное заседание Клуба документального кино имени Микоши. Встреча была посвящена творчеству Александра Сокурова. Викиновости встретились с основателями клуба Максимом Астраханцевым и Милой Космочевской перед началом показа. Беседу провёл Дмитрий Рожков.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Итак, мы находимся в кафе Центрального Дома кино и беседуем с Максимом Астраханцевым, одним из основателей Клуба документального кино имени…

Максим Астраханцев: Микоши.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png На афише я видел два имени…

Максим Астраханцев: …имени Владислава и Джеммы Микоши, можно и так сказать.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Сегодня состоится очередное заседание клуба, на встрече будет демонстрироваться фильм…

Максим Астраханцев: …фильм Сокурова «Читаем блокадную книгу». Это редкость, когда мы показываем Сокурова.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Сокуров как документалист…

Максим Астраханцев: Сокуров, пожалуй, единственный из живущих ныне режиссёров, который не приходил к нам на встречи. Обычно клуб проводится в таком формате, что обязательно приходит автор фильма и беседует со зрителями после просмотра. Сокуров единственный, кто не появлялся у нас на беседах.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png А по какой причине, известно?

Максим Астраханцев: Живёт всё-таки в Петербурге. Хотя когда был в Москве, тоже не появлялся. Не знаю… Ирина Николаевна Гращенкова, которая в данный момент является председателем клуба, его очень хорошая знакомая. Странно, что он не приходит пообщаться с ней.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Хорошо, давай поговорим о самом клубе. Когда он был образован, при каких обстоятельствах?

Максим Астраханцев: Клуб был организован в 2007 году, 7 ноября.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png А вот и Мила.

Максим Астраханцев: Организации клуба предшествовали две конференции.

Мила Космочевская: Одна, вторая была после.

Максим Астраханцев: Конференцию мы организовали в Главном архивном управлении Москвы. Это была абсолютно беспрецедентная конференция, поскольку встречались архивисты и документалисты.

Мила Космочевская: Не только архивисты… Историки были, писатели, все-все… Называлась она «Россия на документальном экране».

Максим Астраханцев.: Да, мне пришло такое название, и мы организовали эту конференцию. Название интересно само по себе, поскольку Россию показать на документальном экране, показать для большинства, москвичей в основном, которые её не знают и могут посмотреть только на экране — акция долговременная, интересная, из неё, в общем-то, и вырос клуб.

Мила Космочевская: Не только этот.

Максим Астраханцев: Да, какие-то ещё клубы появились тоже потом.

Мила Космочевская: В резолюции было принято: популяризировать документальное кино, создавая клубы. Появился один клуб, потом второй-третий, потом ещё. То есть наш был первым, но не только мы. Сейчас в Москве восемь или девять клубов документального кино.

Максим Астраханцев: Такая волна поднялась.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Но первым был ваш клуб?

Мила Космочевская: Первым был не этот клуб.

Максим Астраханцев: Не совсем. До этого мы организовали клуб в Союзе писателей России.

Мила Космочевская: Назывался «Небесный Град и Земное Отечество». Вот он был первым.

Максим Астраханцев: Нет, до него ещё был клуб «Русский путь». Только мы его не организовывали.

Мила Космочевская: Это Сергей Зайцев.

Максим Астраханцев: Это было в Доме Русского Зарубежья на Таганке.

Мила Космочевская: Очень известном, имени Солженицына.

Максим Астраханцев: И они там показывали документальные фильмы, тоже о России.

Мила Космочевская: У них фильмы были об эмиграции.

Максим Астраханцев: Ну да, о России, которую несут с собой эмигранты. Хотя то, что мы видели, было не об этом. Мы видели о Чечне фильм…

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Что ж, вернёмся тогда к Клубу Микоши. Раньше он ведь располагался…

6 ноября 2007 года — Накануне открытия клуба «Окно в Россию» в кинотеатре «Художественный».

Максим Астраханцев: В кинотеатре «Художественный». Мы пришли к Анне Васильевне Пендраковской, которая была директором сети «Московское кино». Пришли с улицы и сказали: «Хотим клуб организовать в вашей сети. В одном из кинотеатров». Я тогда хотел в «Звезде» на Курской.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png «Художественный» даже лучше.

Максим Астраханцев: Да, она сама предложила «Художественный», «Звезда» была на ремонте.

Мила Космочевская: Максим, было не так. Она сказала: «Очень сомневаюсь, что люди будут ходить на документальное кино, давайте проведём эксперимент. Давайте вы сделаете программу на полтора часа, и мы её в течение недели будем показывать в кинотеатре. Если у вас постоянно будет зритель, я вам разрешу».

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png И вы каждый день показывали?

Мила Космочевская: Каждый день, всю неделю мы показывали.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.pngИ какие были результаты? На уровне ожиданий, ниже, выше?

Максим Астраханцев: Были аншлаги.

Мила Космочевская: Были полные залы.

Максим Астраханцев: Директор кинотеатра Руслан Олегович Орестов ходил и говорил «Это фантастика! У нас аншлаги! И почему-то на документальное кино!» А потому, что это были бесплатные показы. Абсолютно бесплатные.

Мила Космочевская: Бесплатные, и, ко всему прочему, это было единственное место в Москве.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png И уже тогда приходили авторы?

Максим Астраханцев: Нет, мы просто показывали сеансами, в формате кинотеатра.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Отечественное кино?

Максим Астраханцев: Да, конечно.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png А зарубежное кино клуб показывает вообще?

Максим Астраханцев: Потом у нас появилась такая рубрика «Иностранцы о России».

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png То есть привязка к России в любом случае?

Максим Астраханцев: Обязательно. Наш клуб именно этим и отличается, что мы показываем фильмы о России.

Мила Космочевская: Нет, Максим, у нас есть ещё одна рубрика «Шедевры мирового документального кино», где мы показываем не о России. Мы показывали Флаэрти, показывали Ивенса и так далее.

Максим Астраханцев: Всё правильно, это рубрика. Но приоритет, направление — это фильмы о России.

Мила Космочевская: И не «чернуху».


Максим Астраханцев: Да, о России с любовью. Это важно. Можно назвать в каком-то смысле патриотическим взглядом режиссёров на Россию. Если такое присутствует в фильме, мы это показываем.

Мила Космочевская: В «Художественном» клуб был пять лет. Сейчас мы первый год в Доме кино. Мы сюда ушли, потому что «Художественный» должен был закрыться на ремонт. Оказалось, что его не закрыли, но отсюда в этом сезоне уже не уйдёшь.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Расскажите о роли Джеммы Сергеевны Фирсовой (Микоши) в истории клуба.

Максим Астраханцев: Да… Надо бы начинать не с истории клуба, а с её роли общественной, настолько она значима как личность в обществе была.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Но это отдельная тема…

Максим Астраханцев: Действительно, да. Но это взаимосвязано. Насколько она была как личность значима, настолько она и придавала значение клубу… пока была жива. Я так считаю.

Мила Космочевская: Мы пригласили Ирину Николаевну Гращенкову, искусствоведа. А она уже предложила Джемму. Она предложила, мы Джемму до этого не знали. То есть, мы её приглашали на свою конференцию, у неё был доклад, но она поломала руку, и мы так и не познакомились с ней. Она не была на первой конференции. Вот… И она с удовольствием согласилась. Собственно говоря, вот такое наше жёсткое направление связано больше с Джеммой.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png и Максим Астраханцев вместе: Жёсткое??

Мила Космочевская: Жёсткое в выборе фильмов о России.

Максим Астраханцев: Нет, это связано со мной. Это моя идея, это идёт ещё от Союза писателей. Идея создать клуб, который показывает фильмы о России, принадлежит полностью мне после посещения клуба «Русский путь», я хочу тебе это напомнить. Я хотел расширить взгляд на Россию, чтобы это не было только как там — сугубо патриотично и глазами, тем более, эмиграции — немножко это напряжённо… очень… А я хотел просто, чтобы показывались вообще фильмы о России как таковой, обо всей России, в широком понимании. Даже поначалу мы брали какие-то фильмы туристические. Могли участвовать какие-то авторы, не обязательно документалисты в прямом смысле. Это могли бы телевизионные журналисты, которые сняли действительно что-то интересное про то место России, в котором мы не бывали. И другие зрители тоже не бывали. Значимые какие-то исторические факты, связанные с этими местами, с людьми, которые там жили… Такое поначалу хотели показывать. А Джемма это уже другое.

Артавазд Пелешян с супругой на заседании Клуба документального кино в кинотеатре «Художественный», 26 марта 2008

Мила Космочевская: Джемма Сергеевна знает, во-первых, всех режиссёров. Это неоценимый её вклад. Ирина Николаевна искусствовед, и она очень отдалена от самих документалистов. А то, что к нам стали приходить документалисты и показывать свои фильмы, приходить на обсуждения, это заслуга Джеммы Сергеевны. Её имени. Её буквально все знали и любили. Достаточно было Джемме позвонить и сказать, что вот у нас клуб, приходи, покажи свой фильм, и тут же всё срабатывало. Джемма своим именем подвигла к участию у нас таких режиссёров, которых больше нигде нельзя было увидеть. Того же Пелешяна. Пелешян никуда больше не приходит, он пришёл только к нам, и благодаря Джемме.

Максим Астраханцев: Майя Меркель так же. Они классики и люди, которые знают себе цену, и не пойдут туда, где им не нравится.

Мила Космочевская: Орехов Вячеслав… Всё это с подачи Джеммы, и с её помощью и её авторитетом было сделано. Ко всему прочему, она прекрасно знает тему войны и архивные фильмы. Она прекрасно знает Красногорский архив. Мы бы сами не смогли, на первых порах особенно, сделать выборку. У нас ведь не только современные фильмы о России, но и архивные, которые раньше вообще нигде нельзя было посмотреть. Сейчас хоть что-то выставляется в интернет, раньше ведь этого не было. И её знание Архива, лучших фильмов 20-х, 30-х, 40-х годов нам очень помогало. И она, конечно, очень правильно и грамотно вела клубные встречи.

Максим Астраханцев: Она вообще удивительный человек в том плане, что её можно назвать источниковедом. В плане архивной хроники. Она могла абсолютно чётко определить принадлежность хроники к периоду и даже оператору. Поскольку её муж, Владислав Микоша, был фронтовой кинооператор.

Мила Космочевская: Легендарный, и не только фронтовой. Он снимал разрушение Храма Христа Спасителя, спасение челюскинцев

Максим Астраханцев: Он был документалист, который начал работать ещё до войны, именно документалист-хроникёр, оператор. И, конечно, имея такого мужа, она прекрасно разбиралась в теме. Когда мы устроили первую конференцию документалистов и архивистов, у нас поднималась очень серьёзная тема, насколько корректно используется кинохроника в современных документальных фильмах.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png В каком смысле?

Мила Космочевская: Ну, могут, например, говорить о советской авиации и показать немецкий самолёт.

Максим Астраханцев: Это же был 2006 год. Тогда на телевидении преобладали так называемые документальные фильмы, где под монтажный ряд кинохроники шёл дикторский текст, а изображение было просто иллюстрацией, причём, довольно приблизительной. Часто совершенное несовпадение было. С этим у нас борьба шла, ещё с того момента, когда открылась конференция, и в клубе мы также проводили эту линию…

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png А сейчас такая тенденция на телевидении уменьшилась?

Мила Космочевская: Конечно.

Максим Астраханцев: Просто это очевидно стало. Может быть, благодаря нашей деятельности.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Такой «липы» больше нет?

Мила Космочевская: Она бывает в любом случае, но тогда это было повально. Тогда была дешевая хроника. Сейчас хронику купить дорого. А тогда покупали километрами. И лишь бы как использовали. То ли они наработали сами, у них же тоже есть редакторы. Во всяком случае, сейчас ляпов меньше.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Вернемся к истории клуба. Верно ли её делить территориально: «Художественный» и Дом кино?

Встреча в клубе «Окно в Россию. Связь времён»

Максим Астраханцев: Нет, вернее было бы не делить…

Мила Космочевская: Мы потеряли молодёжь…

Максим Астраханцев: Во-первых, мы потеряли Джемму.

Мила Космочевская: Люди из руководства ГБУК «Московское кино» мне сказали, что с декабря мы закрываемся на ремонт. Им по каким-то не зависящим от них причинам этого не дали сделать. Но именно потому, что он закрывался, мы решили уйти в Дом кино. Они нам предлагали другие места…

Максим Астраханцев: Кинотеатр «Факел»

Мила Космочевская: Это было решение Джеммы и Ирины Николаевны. Кинотеатр закрывался на ремонт несколько лет, мы всё время были в подвешенном состоянии. Джемма знала об этом, и Дом кино — это было их решение.

Максим Астраханцев: Если быть справедливым… Я могу сказать свою версию?.. У нас первые полтора или два года были бесплатные посещения. Затем кинотеатр всё-таки ввёл стоимость за билеты. По каким-то своим причинам. Для нас принципиально, чтобы клуб был бесплатным. Чтобы зрители приходили бесплатно.

Мила Космочевская: Когда человек платит за билет, появляется совсем другая ответственность в выборе фильмов.

Максим Астраханцев: И юридическая тоже.

Мила Космочевская: Мы хотели, чтобы это всё было бесплатно, но с кинотеатром бороться невозможно, и они постоянно увеличивали цену. Поэтому когда речь зашла о переходе куда-то…

Максим Астраханцев: Это была одна из причин, не только ремонт. Кстати, он до сих пор не ведётся там.

Мила Космочевская: Но мы бы не ушли, если бы нам не сказали, что с декабря их точно закрывают…

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Если клуб не собирает деньги за билеты, на какие средства он существует?

Максим Астраханцев: Вот, это принципиальный вопрос.

Мила Космочевская: На наши.

Максим Астраханцев: С 2007 года мы обращаемся в правительство Москвы, в правительство России, в Министерство культуры… Мы разные проекты подавали с тем, чтобы получить какое-то финансирование. В разных видах это происходило. Последний проект был подан в правительство Москвы в прошлом году.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Ответ есть?

Максим Астраханцев: Ответ, да, был. Что, конечно, мы не можем получить финансирование.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Почему?

Максим Астраханцев: Там есть разные нюансы. Там юридические тонкости, в которые я уже не хочу вдаваться…

Мила Космочевская: Нет, давай я расскажу, очень быстро. Нам сказали, участвуйте в конкурсе. Конкурс проводил Комитет общественных связей. Мы всё подготовили. У них какая-то подковёрная борьба. Когда речь зашла о документах, женщина, которая нам помогала, сказала, что учредительные документы может не заверять нотариус, достаточно чтобы заверил директор с печатью организации. Мы так и сделали. Собрали сто с лишним документов, сдали на конкурс. Нас даже не допустили к участию, именно потому, что у нас не было заверения нотариуса.

Максим Астраханцев: Хотя консультант, от них же, дал нам такие рекомендации.

Мила Космочевская: И когда мы на это пожаловались, вызвали обеих этих женщин. Меня там не было, Максим был. Всё это было очень мерзко.

Максим Астраханцев: Мы пожаловались кому?

Мила Космочевская: Председателю Комитета общественных связей Москвы, Чистякову. Самое мерзкое было, когда эта женщина, которая нас не допустила, Казакова Ирина Ивановна, возвращала нам документы со словами «Вот и идите, занимайтесь своей экологией». При чём тут экология? Она даже не смотрела документы. У нас организация называется «Эковидеофильм», и она решила, что мы занимаемся экологией. Это показало такую некомпетентность и формализм этих людей, что у меня опустились руки, и я сказала, что больше в эти игры не играю…

Максим Астраханцев: Ну, тут серьёзная тема, поскольку я пока являюсь директором нашей организации…

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Клуб и Эковидеофильм, это синонимы?

Максим Астраханцев: Нет. Просто есть организация, которая была создана, чтобы официально подтверждать общественную деятельность. Клуб это только один из проектов. У нас их много было. И организация была создана, чтобы их поддерживать. И получать финансирование, в том числе. Это некоммерческая организация, созданная для поддержки некоммерческих проектов. Пока финансирование не удалось получить ни разу.

Мила Космочевская: Государственного ни разу.

Максим Астраханцев: Последнее интересное совпадение, а может быть, и нет… На нас очень сильно обиделись в правительстве Москвы, когда мы пожаловались на недопущение нашей организации к участию в конкурсе. Это было видно по их выражению лиц. И поскольку, когда был подан развернутый проект…

Мила Космочевская: Центр документального кино.

Максим Астраханцев: Да, он назывался «Центр документального кино». И вот буквально осенью открылся в Москве «Центр документального кино» DOC.

Мила Космочевская: В РИА Новости.

Максим Астраханцев: Причём при серьёзной поддержке правительства Москвы. Вдруг неизвестно откуда.

Мила Космочевская: У них всё очень хорошо. Я была у них. Всё что мы писали: трансляции обсуждений в Интернете, и прочее — всё это осуществилось. И очень хорошо. У них это всё гениально. У них большие деньги, семь камер, микрофоны по залу, прекрасный зал.

Максим Астраханцев: Всё по писанному. Единственное, в чём разница: они показывают фильмы не обязательно о России и не обязательно сделанные с любовью к России. Это единственная разница.

Мила Космочевская: Да, это правда.

Максим Астраханцев: А в проекте этот тезис был указан как очень важный.

Мила Космочевская: Мы его всегда указываем…

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Нда… И как сейчас существует клуб? Больше зрителей, меньше?

Максим Астраханцев: Так же всё.

Мила Космочевская: Меньше. Мы потеряли молодёжь.

Максим Астраханцев: Не всю, новая появилась.

Мила Космочевская: «Художественный» на протяжении этих лет, он ведь тоже развивался. И он стал очень модным местом. Туда модно было приходить. Для молодёжи такой, совсем молодой, важно было приходить именно в «Художественный». Эту молодёжь мы потеряли. Они мне до сих пор звонят, говорят, что очень жалко, вернетесь вы или нет… Спрашивают и хотят, чтобы мы туда вернулись.

Максим Астраханцев: Нам никто не помешает туда вернуться, мы оттуда и не уходили. Мы можем и здесь проводить клуб, и там. Но это уже слишком много. Можем и в третьем месте проводить. Всё зависит от финансирования. Которого мы не имеем.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png А Дом кино?

Мила Космочевская: Дом кино нам делает плакаты, дал деньги на фильмы Ленинградской студии…

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png То есть они вам помогают и с вас ничего не просят?

Максим Астраханцев: Слава богу. Мы в таких же отношениях, как были и с «Художественным». Раз в месяц у нас обязательно показ фильмов из Красногорска, на плёнке. Нужно выделить транспорт, чтобы эти плёнки привести. Сейчас Дом кино выделяет на это и транспорт, и средства.

Максим Астраханцев

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Максим, вот ты так много занимаешься демонстрацией и популяризацией документального кино. Я знаю, что ты и сам им занимаешься, ты документалист. Может быть, что-то хочешь рассказать на эту тему?

Максим Астраханцев: Я могу только сказать, что мне не хватает времени, чтобы делать своё кино. Все эти годы, что мы занимаемся клубом, всё, что я смог доделать, это два-три заказных фильма. На свои авторские фильмы просто не хватает времени. Они у меня лежат, у меня есть много материала, недоделанные монтажи.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png У нас есть надежда увидеть что-то в ближайшие год-два?

Максим Астраханцев: Не знаю.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Получается, что ваша деятельность сейчас чисто альтруистическая. В этом она близка к волонтёрской деятельности википроектов — Викиновостей, Википедии и других…

Максим Астраханцев: В каком-то смысле да, но у нас так выходит по необходимости. Не потому что мы хотим быть такими большими альтруистами, но у нас так получается. Мы бы с удовольствием взяли финансирование.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Но в любом случае, это ведь ваш выбор. Другие на вашем месте могли бы в отсутствие финансирования перестать этим заниматься.

Максим Астраханцев: Да, и каждый год мы говорим себе, что это будет последний год, когда мы этим занимаемся. На протяжении последних пяти лет. Но, тем не менее, как видишь, занимаемся.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Ты изучал историю викидвижения, что ты об этом можешь сказать?

Максим Астраханцев: Насколько я правильно изучал, я не знаю. У меня возникли некоторые свои взгляды на это интереснейшее движение. В целом, я могу сказать, что, конечно, это всё впечатляет.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Ты присутствовал на Викиконференции, и на тебя она произвела достаточно сильное впечатление, так? Можно ли сказать, что это стало для тебя каким-то открытием?

Максим Астраханцев: Для меня — конечно. Существует большое количество людей, да еще по всему миру, которые действительно безвозмездно, абсолютно альтруистично создают электронную энциклопедию.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Возможно, ты также заметил, что, с другой стороны, количество активистов, последовательных волонтёров не так велико, как могло бы быть. Интересен твой взгляд документалиста, стороннего наблюдателя и, в то же время, человека, уже немного вовлеченного во всю эту историю: что сдерживает, условно говоря, викибум? Почему его не происходит?

Максим Астраханцев на Викиконференции, ноябрь 2012

Максим Астраханцев: На мой взгляд, может быть некоторая непонятность концепции. В нашей стране, например, существует прослойка людей, довольно мощная, которая не хочет всё принимать за чистую монету. Может быть, у многих людей возникают какие-то подозрения, которые они для себя не могут разрешить. То есть, они не верят в альтруистичность проекта.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png И, следовательно, не доверяют контенту, всё куплено и тому подобное?

Максим Астраханцев: Да, возможна подобная ситуация. Возможна. Недоверие, в целом, к проекту, поскольку сколько раз напарывались на обман. Вот что-то подобное может быть.

Мила Космочевская: Потом, такими вещами могут же заниматься люди, которым это интересно. Мне так кажется, что в процентном отношении число людей, которым интересно всё время что-то производить… Сейчас такая ситуация, когда их не так много. Людей воспитывают не как производителей.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png А как потребителей?..

Мила Космочевская: Да! и это тоже играет большую роль.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Наверное, сейчас уже начнётся показ…

Мила Космочевская: Я уже побегу (уходит).

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png И в завершение, Максим, что бы ты пожелал читателям Викиновостей?

Максим Астраханцев: Только добрых новостей. Чтобы все новости, которые они читают в Викиновостях, во всяком случае, их радовали.

Wikinews waves Left.pngДмитрий РожковWikinews waves Right.png Спасибо за это интервью и всего доброго тебе, Миле и вашему клубу.


Ссылки[править]

Wikinews-logo.svg Эксклюзивное интервью

Это эксклюзивное интервью Викиновостей.