80 лет без Марины Цветаевой

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей

31 августа 2021 года

Август не зря называют месяцем катастроф. Для людей искусства он просто губителен. В последний месяц лета в разные дни и разные годы расстались с жизнью режиссер Константин Станиславский, артист и политик Михаил Евдокимов, хоккеист Валерий Харламов (спорт тоже сродни творчеству) и целая плеяда поэтов. Леся Украинка, Александр Блок, Николай Гумилев, Илья Тюрин (невероятно талантливый, погибший 19-летним)… Самый последний день лета 80 лет назад оказался последним для Марины Цветаевой.

Марина Ивановна Цветаева (1892 — 1941) — одна из крупнейших фигур русского Серебряного века, поэт, прозаик, переводчик, литературный критик… Как ни парадоксально, именно она, талантливая, литературно не просто одаренная, а не мыслящая существования без творчества, без переосмыслении мира в слове, оказалась в истории отечественной литературы трагической личностью, символизирующей, как бы помягче… бесполезность литературного труда в практическом смысле. К сожалению, это актуально по сей день. Авторы не из «мейнстрима» и те, кто не становятся литературными функционерами, чаще всего не могут прокормить себя творческой работой — да и профессии такой в России по сей день не существует, несмотря на многие разговоры о необходимости внесения в реестр занятости профессии «писатель».

Сегодня, в день годовщины гибели Марины Цветаевой, facebook-группа «КИТ: культура, искусство и творчество» опубликовала пост Сергея Бакалова о последних годах жизни Марины Ивановны — в эмиграции, после возвращения в СССР и в эмиграции, оказавшейся для нее недолгой. Ключевая тема в этих заметках — неприкаянность, невостребованность и сопутствующий им голод. Эти «прелести» сопровождали Марину Ивановну и за рубежом, и в Советской России. По мнению автора поста, Цветаева была духовно сломлена еще в конце 1930-х, после ареста мужа Сергея Эфрона и дочери Ариадны Эфрон. Многие современники считали, что она видела и себя «врагом народа», будучи женой и матерью таковых.

В Елабуге в эвакуации Марина Цветаева не смогла найти никакой работы. Ее творчество было откровенно не ко времени и не к месту. В посте указано, будто бы Цветаевой предлагали место переводчика в системе НКВД, но она от него отказалась. Как знать, имеет ли этот рассказ под собой фактические основания (человека с таким «бэкграундом» приглашать в органы?..), или это еще одна легенда — сродни той, что Цветаева скрутила себе петлю из верёвки, которую ей дал Борис Пастернак — перевязать книги в дорогу. Когда-то, в довоенной жизни, двух поэтов связывала глубокая симпатия, может быть, выходящая за рамки дружбы и единомышленничества; их переписка длилась, пока Марина Ивановна с семьей жила в эмиграции. Теперь же их развела судьба. Пастернак эвакуацию провел в Чистополе (и прибыл туда, когда Цветаевой уже не было в живых). Цветаева с сыном Георгием жили в Елабуге, среди чужих и чуждых по духу людей. Она мечтала перебраться в Чистополь, где было больше интеллигенции. Какие-то знакомые обещали ей похлопотать, но… то ли забыли, то ли сами ничего не могли сделать… В предсмертной записке, адресованной «эвакуированным» без называния имен — всем добрым людям — она умоляла их перевезти ее сына «Мура» (домашнее ласковое прозвище) в Чистополь.

Записка сыну объясняет страшный выбор Цветаевой:

«Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик».

Писатель Григорий Чхартишвили в своей книге «Писатель и самоубийство» рассматривал исход жизни Цветаевой как самый яркий пример драмы, продиктованной многолетними обстоятельствами. «Тупик».

Невостребованность и бесприютность Цветаевой не прекратились и после гибели. Как всем известно, ее могила на Петропавловском кладбище Елабуги то ли утрачена, то ли утеряна, а скромный обелиск обозначает лишь приблизительное место захоронения поэтессы.

В этот день многие культурные издания посвящают Марине Цветаевой материалы и цитируют ее стихи. Мы поступим иначе: помянем Марину Ивановну одним из лучших стихотворных «памятников» ей. Его «воздвиг» в русской поэзии Валерий Прокошин. В 2008 году в Тарусе на «Цветаевском празднике» ему вручили Цветаевскую премию. Спустя три месяца Прокошина не стало.

Товарищ Цветаева

Нет, не вернулась из прошлых разлук

В дом, где хотела согреться.

Всё, что могли, вырывали из рук

И выжигали из сердца.

И загоняли на сталинский круг -

Лагерных вёрст. Из былого

Ей всё мерещился адовый круг

Вместо серпа золотого.

Медленно вянут вокруг тополя,

Окна в домах - чёрной масти.

Товарищ Цветаева,

Как вам петля -

В дар от советской власти?

Нет, не Елабуга кралась из тьмы

Провинциальной воровкой -

В двери открытые. Это же мы

Ждали всё время с верёвкой.

От приглашения в рай или ад

Кто же откажется - в гости:

Самоубийцы становятся в ряд

Возле погоста по ГОСТу.

Жизнь начинается снова с нуля

Там, где закончились страсти.

Товарищ Цветаева,

Как вам земля -

В дар от советской власти?

Источники[править]

Creative Commons
Creative Commons
Эта статья содержит материалы из статьи «80 лет без Марины Цветаевой», автор: Ревизор.ru, опубликованной Ревизор.ру и распространяющейся на условиях лицензии Creative Commons Attribution 4.0 International (CC BY 4.0) — указание автора, оригинальный источник и лицензию.
Эта статья загружена автоматически ботом NewsBots в архив и ещё не проверялась редакторами Викиновостей.
Любой участник может оформить статью: добавить иллюстрации, викифицировать, заполнить шаблоны и добавить категории.
Любой редактор может снять этот шаблон после оформления и проверки.

Комментарии[править]

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.