Последний адрес: Санкт-Петербург, российский фотограф Виктор Булла

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к навигации Перейти к поиску

2 августа 2018

В среду, 1 августа 2018, в Санкт-Петербурге по адресу Невский проспект, дом 54, в рамках гражданской инициативы «Последний адрес» состоялась церемония установки мемориального знака трагически погибшему в период сталинских репрессий российскому фотографу, фотожурналисту, одному из пионеров кинематографии, Виктору Карловичу Булле, чьё дело было полностью сфальсифицировано сотрудниками НКВД СССР.

С началом Первой мировой войны Виктор Булла снимал революционные события 19171918 годов. В качестве кинооператора он принял участие в создании документального фильма о Февральской революции 1917 года, кадры из которого послужили основой для режиссёров Сергея Эйзенштейна и Михаила Чиаурели при создании фильмов о революции 1917 года.

На церемонии в среду, 1 августа, присутствовала Наталья Шкуренок, журналист, корреспондент газеты The ArtNewspaper, волонтёр «Последнего адреса». На своей странице в «Фейсбук» она опубликовала подробный репортаж, выдержки из которого мы публикуем здесь с её любезного разрешения. В репортаж включены фотографии Натальи Шкуренок и её коллеги Сергея Струкова.

« Сегодня, 1 августа 2018 года, в день 135-летия со дня рождения Виктора Карловича Буллы на доме, где он прожил почти 30 лет, и откуда его увели на мучения и смерть в тюрьме Большого дома на Литейном, появился памятный знак «Последнего адреса». А ровно 80 лет назад, свое 55-летие, этот выдающийся фотограф-документалист встретил в тюрьме на Литейном…

Но сначала – небольшое и не лирическое отступление…

«В Н.К.В.Д. Куйбышевского района.

Сожительство В. К. Буллы в смежных с фотографией комнатах, является социально опасным для дальнейшего развития хоздеятельности фотографии, как самостоятельной и вполне рентабельной социалистической хозяйственной единицы…

…Такое положение позволяло для братьев Булла творить свои частные дела, а главное охранять помещение фотографии в таком виде, в какой оно было передано отцом, в последствии бежавшим за границу.

…Накануне моего прихода в фотографию, В.К.Булла мне не давал спокою, уговаривая меня скорее принимать дела фотографии и принять его к себе помощником. Ознакомившись с постановкою дела для меня было ясно, что основное зло фотографии – это деморализуещее влияние Буллы на хоздеятельность и коллектив работников фотографии и я стал оттягивать под разными предлогами прием В. К. Буллы к себе на работу, а когда обнаружил тщательно сохранявшиеся негативы и позитивы врагов народа и царской свиты, - для меня стало ясным невозможность его работы в фотографии ...»

Узнаете этот язык? Правильно, это язык доноса!

»
 
 
« Донос на Виктора Буллу написал некто Борткевич, новый директор фотоателье, созданного Карлом Буллой и его сыновьями – Виктором и Александром. Борткевич написал несколько доносов на Виктора Карловича, и того арестовали 23 июня 1938 года. При обыске были изъяты медали – старинных позолоченных –12 штук, старинных серебряных – 10 штук, царские ордена – 12 штук, разных иностранных орденов – 13 штук…

А теперь поставьте рядом с этими цифрами другие:

«Фотографом Буллой В.К. передано Государственному архиву Октябрьской революции и социалистического строительства Ленинградской области 132 683 негатива снимков, отражающих периоды мировой войны, подготовки проведения Октябрьской революции, гражданской войны и мирного строительства, жизнь и деятельность В. И. Ленина в Петрограде. Принятые снимки имеют большую историческую и художественную ценность».

Почти полтораста тысяч только фото-негативов, а еще – десятки документальных фильмов, снятых кинооператором Виктором Буллой! Всего, по примерным подсчетам, в наших архивах находится около 200 тысяч кино- и фото-документов, созданных Виктором Буллой – это, фактически, кино-фото-летопись истории нашей страны с начала XX века и до середины 30-х годов. И этот человек, по чьим фотографиям и документальным фильмам мы знаем свою историю, «не давал спокою» какой-то чиновничьей гниде…

»
 
 

Присутствовавший на церемонии установки знака известный питерский журналист и политолог Юрий Светов сказал:

« Виктор Булла никогда не был в тени своего знаменитого отца, он сам прославился как фоторепортёр на русско-японской войне, куда пошёл 20-летним мальчишкой, за что и был награждён Георгиевской медалью. Он принял новую власть, его даже называли летописцем революции за то, что он снимал те события. »

Дом 54 по Невскому, где сейчас находится Фонд исторической фотографии имени Карла Буллы, кстати, находится почти на углу, где Виктор Булла сделал один из своих самых знаменитых революционных снимков — расстрел июльской демонстрации 1917 года. Правда, снимал он тогда откуда-то с крыши Пассажа.


Расстрел июльской демонстрации 1917 года.
Фотограф: Виктор Булла.


Наталия Шкуренок продолжает свой рассказ:

« Но сегодня на этом углу было также жарко, как и почти сто лет назад, разве что над ухом не свистели нагайки казаков — часть тротуара как раз напротив мемориального дома именно сегодня перегородили заборами и машинами, потому что именно сегодня случилась какая-то авария на магистрали… В результате на узеньком кусочке тротуара, почти впритык к стене дома, собралось такое количество современных петербургских фоторепортеров, что их концентрация могла быть достойна книги рекордов Гиннеса. »
 
 
« В год 20-летия революции, летописцем которой называли Виктора Буллу, эта самая «красная мадам» выгнала Виктора с работы, из его семейного ателье. И он ушел «за угол» - в дом санитарного просвещения. В июне 1938 года Виктор был арестован, а 30 октября Виктор был расстрелян – за две недели до окончания массовых расстрелов – 15 октября 1938 года выходит постановление правительства, которое прекратило внесудебные казни и чрезвычайные суды. Массовые репрессии не закончились, но убийства в тюрьме прекращаются – Виктор Булла не дождался этого дня. »
 
 

Дом 54 по Невскому стал последним адресом и для детей Виктора Буллы: его сын Юрий, фотокорреспондент «Ленинских искр», в сентябре 1941 года ушёл на фронт и в декабре того же года погиб. Второй сын — Константин — умер в этом доме от голода блокадной зимой 1942 года. Последний ребёнок — дочь Валентина жила со своей семьёй в этом доме до 1960-х годов.

Старшая дочь Виктора Карловича тоже стала своеобразной «жертвой» увлечения Виктором деяниями революции: по одной из версий, она утонула на озере в Разливе, когда отец плавал на лодке и фотографировал ленинский «Шалаш».

« Люди протискивались мимо нашей, обвешанной фотоаппаратами компании, и даже не сильно ворчали из-за давки, которую мы устроили на тротуаре. Многие интересовались, что происходит, фотографировали. Как рассказал Юрий Светов, в Эстонии, на острове Сааремаа, где Карл Булла жил в последние годы, устроен мемориал на могиле, где похоронен он и его жена. А совсем недавно, 20 июля 2018 года, то есть, 10 дней назад, на острове открылся филиал музея «Дом Карла Буллы».

А в Петербурге на доме, где много лет создавалась документальная фото-летопись Петербурга и России, не разрешили даже установить ему мемориальную доску – но её все-таки можно увидеть внутри подъезда… Надеюсь, памятный знак «Последний адрес» будет напоминать всем, идущим мимо, что свою историю мы знаем и помним во многом благодаря одному из членов славного семейства Карла Буллы – его сыну Виктору.

»
 
« Еще одно — и тоже не лирическое отступление…

В толпе возле дома оказалась симпатичная молодая пара — улыбчивая девушка, говорившая по-русски с небольшим акцентом, и ее молодой человек. Оказалось, что они приехали из Израиля, и сегодня специально пришли к дому 54 на Невском — прочитали об установке знака в FB. Девушку зовут Элиза Френкель, она — антрополог по специальности, и пишет диссертацию о формировании коллективной памяти в современной России.

— Двое дедушек были репрессированы, — рассказала Элиза. Мы не учили эту историю, но мы учили Холокост. И когда я поняла, что в моей судьбе пересекаются две линии — Холокост времен нацизма и советский Холокост — мне стало жутко, и я приехала сюда, чтобы самой понять, как формируется сегодня коллективная память в России.

Оба деда Элизы — из Белоруссии, оба — занимались сельским хозяйством. Один дед, Викентий Церлюкевич — еврей, партийный, его потом выгнали из партии, назвали врагом народа и отправили в лагерь, где он умер. Второй — Иван Суглоб, белорус, его расстреляли.

— У «Последнего адреса» слоган — «Одно имя, одна жизнь, один знак». А у нас в Талмуде написано — у каждого человека есть имя. Спасибо, что для вас это так важно!

…Я очень надеюсь, что не только для нас…

»

Последний шуруп в стену завернул сегодня президент Фонда исторической фотографии Валентин Евгеньевич Эльбек — благодаря ему и коллегам-фотографам память о семье Карла Буллы сохраняется и живёт.

 


 

Источники[править]

 
Комментарии[править]
Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.