Последний адрес: Санкт-Петербург, церемонии установок 22 апреля 2018 года

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к навигации Перейти к поиску

27 апреля 2018

В воскресенье, 22 апреля 2018 года, в Москве, Санкт-Петербурге и Киеве в рамках гражданской инициативы «Последний адрес» состоялись церемонии установки мемориальных знаков безвинно погибшим во время советской власти людям, чьи дела были полностью сфальсифицированы сотрудниками НКВД СССР.

В Санкт-Петербурге по адресу Лесной проспект, дом 61, на так называемом «Доме молодых специалистов» были установлены девять мемориальных табличек «Последний адрес» расстрелянным в 1930-е годы жителям этого дома. Среди безвинно погибших по сфальсифицированным обвинениям — студент, философ, представители технической интеллигенции, главы предприятий города.

Вот эти имена:

На церемонии присутствовала Наталья Шкуренок, журналист, корреспондент газеты The ArtNewspaper, волонтёр «Последнего адреса». На своей странице в «Фейсбук» она опубликовала подробный репортаж, который мы публикуем здесь с её любезного разрешения.

««… провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города, провести массовый беспощадный террор! …» Эти фразы из телеграммы нашего картавого фюрера, отправленной им в начале августа 1918 года в Пензенский губисполком Евгении Бош, весь день вертелись у меня в голове – наверное, потому что сегодня, 22 апреля, день рождения господина Ульянова по кличке Ленин. А еще потому, что только из одного дома 61 по Лесному проспекту, где сегодня «Последний адрес» установил еще 9 памятных знаков, на пытки и смерть были увезены 37 человек. Они до советских концлагерей не доехали, их быстро убили, а вот их семьи – жены и дети – полной ложкой хлебали заваренную недоделанным юристом из Симбирска лагерную кашу… »
 
 
«… В такой же весенний апрельский день, ровно 81 лет назад, из дома 61 по Лесному проспекту тогда уже Ленинграда, увезли арестованного Наума Ивановича Васильева – экономиста, а потом и директор завода «Красный треугольник». Его жене через несколько дней позвонил следователь и велел принести носильные вещи. Вот как она пишет в своих воспоминаниях о том визите в тюрьму НКВД: «Через несколько дней мне позвонил следователь Кораблев, велел принести носильные вещи, продукты не разрешил. Явилась в Большой дом. Не узнала мужа – он сидел на стуле худой, бледный, с трясущимися руками и головой. Заикается мой муж. Разговаривает только о ребенке, как сказал следователь. Когда я спросила – так в чем вы его обвиняете? – следователь ответил – свидание прекращено». Здорового, молодого мужчину за несколько дней эти палачи довели до сумасшествия, до того, что жена не узнала… Ее вскоре тоже арестовали, она 8 лет мыкалась по советским концлагерям и пересыльным тюрьмам, но выжила…»
 
 
«Николай Гаврилович Романов, технический директор завода «Арсенал», арестован был раньше остальных — еще в 1936 году, больше года держали в тюрьме, расстреляли в августе 1937. Его жену, певицу Кировского (Мариинского) театра Екатерину Бенуа с детьми отправили в ссылку в Самарканд, где она умерла в 1954 году. Сын Олег из ссылки вернулся, переехал в Киев, работал в Академии наук.»
 
 
«Уполномоченного Наркомата внешней торговли по Ленинграду и Ленинградской области Наума Семеновича Любарского арестовали 19 января 1938 года, но почти сразу этапировали в Москву, расстреляли на спецобъекте «Коммунар», там же закопали. По свидетельству дочери Кармии (наверняка, назвали в честь Красной армии!), семья до 1956 года ничего не знала о судьбе Наума Семеновича. Энкавэдэшные живодеры уверяли семью, что он получил 10 лет без права переписки, умер в лагере. О том, что он был расстрелян через 2 месяца после ареста, узнали только после перестройки. »
 


 
«Израиль Ефимович Дубовский, начальник цеха № 4 завода «Красный Октябрь», был приговорен к расстрелу комиссией НКВД и прокуратуры, в рамках национальной операции, через полгода после ареста в ноябре 1937 года, После него остались жена Мария Федоровна Чуракова и две маленькие дочки – 5-летняя Инесса и 6-месячная Лариса. О судьбе семьи мне ничего не известно, хотя, похоже, они выжили. Но на имеющийся в «Мемориале» номер телефона никто не ответил…»
 
 
«Александр Викентьевич Страковский возглавлял цех № 4 завода Севкабель. В интернете есть воспоминания его сына Доната, который рассказывает, что отец служил в Гражданскую войну в Красной армии, в Сибири, Украине и Белоруссии. За успешный марш в тылу белых группа командиров и политработников была приставлен к наградам – орденам Красного знамени, в их числе был и Страковский. Но награжденные отказались от орденов со словами – мы все герои, награды или всем, или никому. Возможно, этот гордый и принципиальный поступок потом им и откликнулся – подонки благородства не прощают… Страковский был арестовал 29 ноября 1937 года, расстрелян по списку польских шпионов под номером 60. Жену с сыном и дочерью выслали в Вологодскую область, откуда они позже вернулись. Вдова прожила 92 года, и, как пишет сын, до последнего дня своей жизни ждала возвращения мужа…»
 
 
«Петр Артемьевич Буханов заведовал учебной частью Института иностранного туризма, до того работал секретарем Ленинградского отделения Института философии Академии наук. Весной 37 года его исключили из партии с формулировкой «за дружескую связь с врагом народа», а уже 11 сентября обвинили в участии в троцкистско-зиновьевской группе, в убийстве Кирова, в подготовке других «актов»…»
 
 
«О Василии Захаровиче Захарове, начальнике трубопрессового цеха завода «Красный выборжец», известно очень мало: арестовали в апреле 1938, в сентябре расстреляли. Жену Евдокию Кузьминичну тоже арестовали, но вскоре освободили.»
 
 
«Эрвину Рудольфовичу Дедерсу только что исполнилось 27 лет, он готовился защищать диплом в Индустриальном (ныне — Политехническом) институте. Немец по национальности, выпускник Петришуле, после школы работал чертежником, потом поступил в институт. Он уже писал диплом, когда его арестовали 23 ноября 1937 года, через месяц с небольшим, 3 января 1938 — расстреляли. А через полтора месяца, 17 февраля, его отчислили из Института с формулировкой «за невыполнение дипломного проекта» — !!!!!… Родственники, ничего не зная о расстреле, хлопотали об улучшении его участи, обратились в Институт — и получили оттуда этот чудовищный по своему цинизму документ… Отца Эрвина, технического директора завода «Красная заря», тоже арестовали, он отсидел в лагерях, но остался жив.»
 
 
«Один из директоров завода «Красная заря» — Яков Соломонович Левиев-Коган, уроженец Невеля, награжденный орденом Ленина в 1931 году, член партии с 1936 года, в мае 37 был арестован. За то, что, якобы, что вступил в некую диверсионно-террористическую организацию, существовавшую на заводе с 1934 года и «возглавил всю диверсионную деятельность на заводе и лично руководил ею». Приговор — расстрел и лишение ордена.»
 
 
«… Дом 61 по Лесному проспекту был непростым, — заканчивает свой репортаж Наталья Шкуренок, — так называемый «Дом специалистов» построили в 1934-37 годах специально для молодой советской элиты — инженеров, начальников цехов, профессоров. Советская власть о них заботилась — дала должности, хорошие квартиры. А потом — тоже с большой «заботой», обеспечила им мучительную и бессмысленную, но быструю смерть: все девять человек, чью память мы сегодня вернули из небытия, были приговорены Военной коллегией Верховного суда СССР, то есть, они находились в сталинских расстрельных списках, которые утверждал лично сталин и его ближайшее соратники… И сегодня, когда эти ненапившиеся крови «наследники сталина по прямой» призывают молодежь, уехавшую учиться в Европу, вернуться домой, в Россию, где ей будет обеспечено «светлое будущее», нужно на всех столбах большими буквами писать о том, что в нашей стране без перерыва и логических объяснений за списком на награду следует список на смерть — от пули, потерявшей управление машины, яда или странной и необъяснимой болезни…»
 
 


 

Источники[править]

 

Комментарии[править]

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.