«Кремлёвский доклад»: полный список и реакция

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к навигации Перейти к поиску

31 января 2018

Минфин, управление Директора национальной разведки и Госдепартамент США в понедельник, 29 января 2018 года, представили в Конгресс США «кремлёвский доклад» со списком российских чиновников и «олигархов», в отношении который Вашингтон может ввести санкции. По мнению американских ведомств, перечисленные в нём люди входят в ближайший круг Владимира Путина. Никаких санкций в отношении включённых в «путинский список» лиц пока не вводится, однако они предполагаются в будущем. Тем не менее, за день после публикации списка активы вошедших в него бизнесменов подешевели на 1 млрд долларов США.

«Кремлёвский доклад» Конгрессу США

В открытой части доклада имена 210 людей. В «Приложении А» («Список высокопоставленных политиков») — 114 чиновников и руководителей госкорпораций, разбитых на группы, а в «Приложении Б» («Список олигархов») — 96 российских бизнесменов. В документе, как уточнили в Минфине США, есть закрытая часть, там может содержаться дополнительный перечень. В докладе фигурирует премьер-министр России Дмитрий Медведев. Сам Владимир Путин в публичную часть списка не попал.

Администрация президента: Руководитель администрации президента Антон Вайно, Первый замруководителя администрации президента Алексей Громов, Первый замруководителя администрации президента Сергей Кириенко, Замруководителя администрации президента Магомедсалам Магомедов, Замруководителя администрации президента Владимир Островенко, Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, Руководитель протокола президента Владислав Китаев, Помощник президента Андрей Белоусов, Помощник президента Лариса Брычева, Помощник президента Владислав Сурков, Помощник президента Игорь Левитин, Помощник президента Владимир Кожин, Помощник президента Юрий Ушаков, Помощник президента Андрей Фурсенко, Помощник президента Николай Цуканов, Помощник президента Константин Чуйченко, Помощник президента Евгений Школов, Помощник президента Игорь Щеголев, Советник президента Александр Бедрицкий, Советник президента Сергей Глазьев, Советник президента Сергей Григоров, Советник президента Герман Клименко, Советник президента Антон Кобяков, Советник президента Александра Левицкая, Советник президента Владимир Толстой, Председатель совета по правам человека Михаил Федотов, Советник президента Вениамин Яковлев, Полномочный представитель президента в Совете Федерации Артур Муравёв, Полномочный представитель президента в Госдуме Гарри Минх, Полномочный представитель президента в Конституционном суде Михаил Кротов, Уполномоченный при президенте по правам ребенка Анна Кузнецова, Уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов, Полномочный представитель президента в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич, Полномочный представитель президента в Северо-Западном федеральном округе Александр Беглов, Полномочный представитель президента в Северо-Кавказском федеральном округе Олег Белавенцев, Полномочный представитель президента в Центральном федеральном округе Алексей Гордеев, Полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло, Полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев, Полномочный представитель президента в Южном федеральном округе Владимир Устинов, Полномочный представитель президента в Уральском федеральном округе Игорь Холманских, Начальник управления администрации президента по внешней политике Александр Манжосин, Начальник управления президента по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Владимир Чернов, Начальник управления президента по социально-экономическому сотрудничеству с государствами СНГ, Республикой Абхазия и Республикой Южная Осетия Олег Говорун.

Правительство: Премьер-министр Дмитрий Медведев, Первый вице-премьер Игорь Шувалов, Руководитель аппарата правительства Сергей Приходько, Зампредседателя правительства Александр Хлопонин, Зампредседателя правительства Виталий Мутко, Зампредседателя правительства Аркадий Дворкович, Зампредседателя правительства Ольга Голодец, Зампредседателя правительства Дмитрий Козак, Зампредседателя правительства Дмитрий Рогозин, Министр Открытого правительства Михаил Абызов, Министр сельского хозяйства Александр Ткачёв, Руководитель МЧС Владимир Пучков, Министр связи Николай Никифоров, Министр строительства и ЖКХ Михаил Мень, Министр культуры Владимир Мединский, Министр обороны Сергей Шойгу, Руководитель Минэкономразвития Максим Орешкин, Министр образования Ольга Васильева, Министр энергетики Александр Новак, Министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка, Министр финансов Антон Силуанов, Министр иностранных дел Сергей Лавров, Руководитель Минздрава Вероника Скворцова, Руководитель Минпромторга Денис Мантуров, Министр внутренних дел Владимир Колокольцев, Министр юстиции Александр Коновалов, Министр труда Максим Топилин, Руководитель минприроды Сергей Донской, Министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов, Министр спорта Павел Колобков, Министр транспорта Максим Соколов.

Другие высокопоставленные политические деятели: Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, Директор СВР Сергей Нарышкин, Спикер Госдумы Вячеслав Володин, Специальный представитель президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов, Секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев, Руководитель ФТС Владимир Булавин, Начальник Генштаба Вооруженных сил Валерий Герасимов, Руководитель ГРУ Игорь Колобов, Заместитель секретаря Совета безопасности России Рашид Нургалиев, Губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко, Мэр Москвы Сергей Собянин, Генпрокурор Юрий Чайка, Руководитель Следственного комитета Александр Бастрыкин, Руководитель Росгвардии Виктор Золотов, Директор ФСО Дмитрий Кочнев, Директор ФСБ Александр Бортников, Руководитель Росархива Андрей Артизов, Директор Росфинмониторинга Юрий Чиханчин, Начальник главного управления специальных программ президента Александр Линец, Управляющий делами президента Александр Колпаков, Директор государственной фельдъегерской службы Валерий Тихонов, Предправления «Газпрома» Алексей Миллер, Главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, Президент Сбербанка Герман Греф, Гендиректор РЖД Олег Белозеров, Президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин, Гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов, Бывший гендиректор «Россетей» Олег Бударгин, Председатель правления «Интер РАО ЕЭС» Борис Ковальчук, Гендиректор «Росатома» Алексей Лихачёв, Председатель правления и президент «Транснефти» Николай Токарев, Председатель правления Газпромбанка Андрей Акимов, Гендиректор «Татнефти» Наиль Маганов, Гендиректор «Аэрофлота» Виталий Савельев, Президент «Башнефти» Андрей Шишкин, Президент Объединенной авиастроительной корпорации Юрий Слюсарь, Предправления-гендиректор «Русгидро» Николай Шульгинов, Председатель Внешэкономбанка Сергей Горьков, Президент алмазодобывающей компании «Алроса» Сергей Иванов, Главный исполнительный директор компании «Сахалин энерджи» Роман Дашков.

Предприниматели: Александр Абрамов, Роман Абрамович, Араз Агаларов, Фархад Ахмедов, Вагит Алекперов, Игорь Алтушкин, Алексей Ананьев, Дмитрий Ананьев, Василий Анисимов, Роман Авдеев, Пётр Авен, Елена Батурина, Алексей Богачев, Владимир Богданов, Леонид Богуславский, Андрей Бокарев, Олег Бойко, Николай Буйнов, Олег Дерипаска, Александр Джапаридзе, Леонид Федун, Глеб Фетисов, Михаил Фридман, Александр Фролов, Филарет Гальчев, Сергей Галицкий, Валентин Гапонцев, Сергей Гордеев, Андрей Гурьев, Юрий Гущин, Михаил Гуцериев, Саит-Салам Гуцериев, Зарах Илиев, Дмитрий Каменщик, Вячеслав Кантор, Самвел Карапетян, Евгений Касперский, Сергей Кациев, Сулейман Керимов, Игорь Кесаев, Данил Хачатуров, Герман Хан, Виктор Харитонин, Александр Клячин, Пётр Кондрашов, Андрей Косогов, Юрий Ковальчук, Андрей Козицын, Алексей Кузьмичев, Лев Кветной, Владимир Лисин, Анатолий Ломакин, Зиявудин Магомедов, Игорь Макаров, Искандер Махмудов, Александр Мамут, Андрей Мельниченко, Леонид Михельсон, Юрий Мильнер, Борис Минц, Андрей Молчанов, Алексей Мордашов, Вадим Мошкович, Александр Несис, Год Нисанов, Александр Пономаренко, Сергей Попов, Владимир Потанин, Михаил Прохоров, Дмитрий Пумпянский, Мегдет Рахимкулов, Андрей Раппопорт, Виктор Рашников, Аркадий Ротенберг, Борис Ротенберг, Дмитрий Рыболовлев, Айрат Шаймиев, Радик Шаймиев, Кирилл Шамалов, Юрий Шефлер, Альберт Шигабутдинов, Микаил Шишханов, Леонид Симановский, Андрей Скоч, Александр Скоробогатько, Рустем Сультеев, Александр Светаков, Геннадий Тимченко, Олег Тиньков, Роман Троценко, Алишер Усманов, Виктор Вексельберг, Аркадий Волож, Вадим Якунин, Владимир Евтушенков, Гавриил Юшваев.

«Кремлёвский доклад» разочарованно встретили по обе стороны океана.

Российские чиновники и бизнесмены, обеспокоенно ждавшие новых санкций, комментировали вышедший документ с плохо скрываемым облегчением. В Вашингтоне недоумения не скрывали ни члены Конгресса, ни эксперты многочисленных исследовательских центров, потратившие последние несколько месяцев на подготовку рекомендаций для этого доклада.

«Я не участвовал в подготовке доклада, но, разумеется, контактировал с представителями администрации, и с различными ведомствами во время подготовки этого документа, — сказал Русской службе „Голоса Америки“ бывший координатор санкционной политики Госдепартамента, эксперт вашингтонского „Атлантического совета“ Дэниел Фрид. — Но в какой-то момент они полностью сменили курс, и в итоге, на мой взгляд, администрация просто упустила инициативу».

О том, что публикация «Кремлёвского доклада» скорее демонстрирует, как именно относится Белый дом к требованиям Конгресса, заявила «Голосу Америки» и директор российских и евразийских программ Центра стратегических и международных исследований Ольга Оликер.

«Конгресс сказал: „дайте нам список богатых и влиятельных людей, у которых есть какие-то связи с российским правительством“, — считает она. — И администрация сказала: „вот вам список людей, которые работают в российском правительстве и вот вам список богатых влиятельных граждан“. В Америке есть высказывание „Задайте глупый вопрос — получите глупый ответ“. Администрация говорит Конгрессу: „вы сказали нам это сделать — мы сделали минимум того, что считаем нужным“».

С недовольными комментариями во вторник выступили и представители Демократической партии в Конгрессе и Сенате. По словам законодателей, они ожидали увидеть не только список чиновников и бизнесменов, входящих в «ближний круг» президента Путина, но и считали, что именно 29 января администрация объявит о введении новых санкций против фигурантов этого списка.

«Это вопиющее нарушение президентом Трампом своих обязанностей, — сказал конгрессмен-демократ Адам Смит, комментируя выход доклада. — Он предложил (Кремлю) мир, вместо того, чтобы призвать к ответу за нападению на демократию в нашей стране. Мы не можем допустить, чтобы эти действия продолжали оставаться безнаказанными».

В администрации, правда, поспешили заверить законодателей, что публикация «кремлёвского доклада» уже в самое ближайшее время может привести к объявлению о новых санкциях против Кремля.

«Мы будем использовать этот документ, как составную часть курса, направленного на введение санкций», — заявил во вторник, выступая в Конгрессе министр финансов США Стивен Мнучин. По его словам, опубликованный список готовился аналитиками Минфина, Госдепартамента и Национальной службы разведки США на основе открытых данным, включая и публикации СМИ. Так, например, перечень российских «олигархов» действительно был взят из статьи журнала «Форбс» прошлого года.

Стивен Мнучин отказался сообщить, когда именно могут быть введены очередные ограничения, но впервые официально признал, что кроме уже опубликованного минфином документа, в «кремлёвском докладе» есть и куда более информативная «засекреченная часть». Теперь, по словам главы Минфина, администрация готова не только обсудить с членами Конгресса содержание «закрытого документа», но и согласна предать его гласности, если на это пойдут законодатели.

«Засекреченная часть доклада — это сто страниц, — сказал Стивен Мнучин. — Мы с нетерпением ожидаем, что Конгресс примет решение о её публикации».

В Госдепартаменте США во вторник также заявили, что администрация не планировала объявлять о новых санкциях в отношении России в минувший понедельник, 29 декабря.

«Согласно требованиям раздела 231 (закона „О противодействии противникам Америки посредством санкций“) 29 января не является датой, когда должны быть введены санкции, — пояснил высокопоставленный представитель Госдепартамента в ходе телефонного брифинга для журналистов. — На самом деле это день „старта“ (…) после которого мы можем начать введение санкций».

Он подчеркнул, что в соответствии с распоряжением президента США в последние месяцы сотрудники американских диппредставительств во всем мире проводили консультации и переговоры с представителями правительств и крупнейших компаний, рекомедуя им воздержаться от проведения сделок с предприятиями российского военно-промышленного комплекса.

«Я могу публично сказать, что в результате этой работы (…) нам удалось отменить потенциальные сделки на сумму в несколько миллиардов долларов», — заметил представитель Госдепартамента.

Как считает эксперт «Атлантического совета» Марк Симаковски, опубликованный Минфином США документ подтверждает, что администрация действительно собирается «предпринять меры против людей, которые продвигают интересы Кремля», но пока не решила, когда именно это может быть сделано.

«Я думаю, что санкции в будущем будут применены, и то, что администрация не ввела их сейчас, показывает её нерешительность и нежелание ещё больше испортить американо-российские отношения», — сказал он Русской службе «Голоса Америки».

По мнению профессора Колумбийского университета, политолога Роберта Легволда, публикация «кремлевского доклада» скорее свидетельствует о том, что у Белого дома до сих пор нет стратегии действий в отношении России.

«Есть санкции, введенные администрацией Обамы за Крым, санкции за вмешательство в Украине, санкции за вмешательство в выборы, санкции в рамках „Акта Магнитского“, но мы не знаем, какого эффекта и в какой именно из этих сфер пытается добиться администрация, говоря о подготовке „кремлевского доклада“ и последующих новых санкциях, — сказал он Русской службе „Голоса Америки“. — Если мы хотим сделать России „больно“, то мы уже этого добились, но изменить ее поведение с помощью санкций нам не удалось, и вряд ли удастся».

Большинство экспертов, впрочем, сходятся во мнении, что доклад может рассматриваться, как очередное, достаточно серьёзное предупреждение, как своеобразная «желтая карточка», показанная Кремлю.

«Значение этого списка в том, чтобы заранее предупредить и фигурантов доклада и всех тех, кто ведет с ними дела, что необходимо соблюдать осторожность, ведя дела с фигурантами этого списка, — сказал Русской службе „Голоса Америки“ директор Института Кеннана при Международном центре Вудро Вилсона Мэтью Рожанский. — Это, так называемый, вторичный эффект санкций. Включая все российское правительство и всех российских миллиардеров в список, американская администрация сообщает две новости. Первая заключается в том, что она не планирует вводить санкции, а лишь выносит предупреждение. Но с другой стороны, она демонстрирует, что в будущем эти санкции могут ввести против каждого из них».

Российское руководство отреагировало на публикацию «Кремлевского доклада» в Вашингтоне, в котором Министерство финансов США назвало людей, предположительно получающих выгоду от связей с высшим руководством России, одновременно с негодованием и снисходительностью.

В комментариях российских официальных лиц присутствовало некоторое недоумение от прочитанных ими в сообщениях о «Кремлёвском докладе» фамилий — многие сочли, что Вашингтон выбирал людей для упоминания в документе из телефонных справочников и журнальных публикаций.

В частности, именно так отреагировал на доклад на своей странице в «Фейсбуке» председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачёв: «Первое ознакомление с „американским списком“, переданным вчера Минфином в Конгресс, создаёт (во всяком случае, в его „политической части“) устойчивое ощущение того, что спецслужбы США, отчаявшись найти обещанный и, главное, доказуемый компромат на российских политиков, просто переписали кремлевский телефонный справочник».

Однако гораздо серьезнее к документу Минфина США отнеслись в Кремле. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в общении с журналистами предостерег от поверхностного отношения к «Кремлёвскому докладу»: «Можно обратить внимание, что де-факто все названы врагами США. Если вы прочитаете текст и заголовок этого документа, то все это делается в соответствии с законом о противодействии врагам США… Предстоит проанализировать эту публикацию, проанализировать факт публикаций именно такого списка максимально широкого с упоминанием высших членов руководства России, что достаточно беспрецедентно».

Сам Владимир Путин, общаясь во вторник со своими «доверенными лицами» — общественными активистами его избирательной кампании на пост президента России — тоже не стал умалять значение доклада: «Это, безусловно, недружественный акт, он осложняет и без того в тяжелом положении находящиеся российско-американские отношения и наносит вред, безусловно, международным отношениям в целом».

Вместе с тем было очевидно, что Кремль ожидал от публикации списка близких у Путину людей чего-то более неприятного, в чем почти прямо признался президент России: «Мы не собираемся лезть на рожон, обострять ситуацию, мы хотим и будем терпеливо выстраивать отношения настолько, насколько готова к этому другая сторона — американская, в данном случае… Мы ждали этого списка и, не буду скрывать, готовы были предпринять ответные шаги, причем серьезные, которые бы скатили бы наши отношения к нулю совсем. Мы воздержимся пока от этих шагов».

Российские эксперты и политологи в интервью Русской службе «Голоса Америки» прокомментировали список представителей российской политической и финансовой элиты, появившийся в открытой части «Кремлёвского доклада».

Известный российский журналист, приглашенный эксперт Института Кеннана в Вашингтоне Сергей Пархоменко считает, что, опубликовав список близких к российской власти или входящих в нее людей, «администрация Трампа сохраняет себе развязанные руки — она подошла к делу демонстративно формально для того, чтобы ни в чем себя не ограничивать, ни в какую сторону, и теперь у нее есть возможность, в зависимости от множества дальнейших факторов и событий, действовать в огромном диапазоне, взять в дальнейшую разработку из этого списка всех, никого или кого-то».

«Это нормальное намерение — иметь как можно больше пространства для маневра, тем более, что во взаимоотношениях Белого дома с Конгрессом есть много неясных моментов, много выяснений, много торговли», — говорит Пархоменко.

«Смысл этого доклада в следующем: названа большая группа людей, чисто механически, по некоторым формальным критериям выбранная, в отношении которой у различных структур во власти США имеется интерес, и на которых есть желание найти больше информации и внимательно смотреть. Интерес к каждому из этих людей предполагает и интерес к самому широкому кругу других людей, с ними связанных. Из этого проявленного интереса могут быть сделаны какие-то выводы, а может быть и не сделано никаких. А цель — на основании этой информации сделать из этого большого списка маленький, в отношении которого будут уже приниматься какие-то меры», — делает вывод эксперт.

При этом Сергей Пархоменко считает, что список составлен с явными недочетами — в частности, эксперту показалось странным, что в нем нет главы «Роснано» Анатолия Чубайса, зато есть люди, уже давно никак не связанные с российской властью и потерявшие свои официальные посты.

У публикации «Кремлёвского доклада» обязательно будут финансовые последствия, в этом Сергей Пархоменко убежден: «В этой области реакция может быть довольно серьезная. С людьми, упомянутыми в списке, для любого финансиста очевидно связан дополнительный риск. Мне здесь юристы говорят, что каждый из людей, оказавшихся в этом списке, отныне и навсегда будет видеть в любом контракте, который он подписывает, дополнительный пункт, где будет сказано, что в случае, если с этим товарищем случится неприятность типа санкций, то он оплатит все убытки. Еще некоторые сделки для них могут просто стать сильно дороже, а могут и вовсе не состояться».

Руководитель информационного проекта The Bell, бывший главный редактор русской версии журнала Forbes Елизавета Осетинская уверена, что появление «Кремлёвского доклада» буквально за минуты до истечения отведенного на его передачу в Конгресс срока говорит о трудном процессе разработки документа: «Для того, чтобы в итоге опубликовать практически перепечатанный „список Forbes“, не нужно тратить столько времени, чтобы почти до полуночи тянуть с публикацией и потом сделать ее, создав впечатление, что просто попытались уложиться в отведенный срок. Явно происходили какие-то консультации, которые тянулись до последнего, какие-то согласования, какая-то дискуссия, о которой мы не знаем».

Осетинская также считает, что список намеренно сделан широким, чтобы из него были отобраны те, кто потом может попасть под санкции: «Причём, эти санкции тоже — не гарантированные, а вероятные. Я смотрю на этот список, и у меня нет ощущения, что его авторы разобрались в том, кто за что в России отвечает, настолько разные в нем люди. Есть некоторое ощущение недоделанной работы или работы, сделанной для того, чтобы сказать „вы все там ответственны“, но я сомневаюсь в таком сигнале. С очень большой вероятностью, какая-то серьезная информация содержится в закрытой, секретной части доклада, но о ней вообще невозможно ничего говорить, догадок никаких нет».

Директору Центра российских исследований имени Бориса Немцова в Праге Александру Морозову список фигурантов «Кремлевского доклада» случайным или недоработанным не кажется: «Мне кажется, принцип их включения туда достаточно ясен — это люди, которые в России принимают решения внутри путинской системы, определяющие архитектуру самой же системы. Это и сотрудники администрации Кремля, и члены правительства, и главы госкорпораций».

«Глядя на этот список, мы видим, что в него включены не все подобные фигуры, и можно предположить, что для них оставлен некий коридор. Это, на мой взгляд, полностью продолжает традицию администрации Обамы, которая прилагала усилия к тому, чтобы политическая элита России сама каким-то образом раскололась либо переосмыслила себя, сделала свой выбор и вернулась в поле взаимодействия с основными мировыми державами и международными организациями. Этот список по-прежнему является формой диалога с российской элитой, он не репрессивный», — говорит политолог.

По мнению Морозова, «администрация Трампа, как и большая часть, например, европейских политиков, думает, что Россия — это не какой-то фундаментальный враг, каким был СССР, а примерно такая же политическая система, как и у них, просто сошедшая с ума».

Говоря о влиянии «Кремлевского доклада» на ситуацию в самой России, Александр Морозов подчеркивает, что «за последние четыре года произошла адаптация российской системы к санкциям, и люди системы даже предложили российскому обществу картину, состоящую из якобы выхода из рецессии, сбалансированной экономики, некоторого роста».

При этом конфликт с ведущими странами мира и экономическими институтами, по словам политолога, «ставит как минимум для трети участников оглашенного списка вопрос: они правда хотят упиваться разрастанием этого конфликта и тем, что Россия своими руками создала против себя новую Антанту, как этим упивается, например, Сергей Глазьев, или они не подписываются на самоубийственную политику до конца, и как тогда они будут отползать от политического путинского центра?».


 

Источники[править]

VOA logo.svg Эта статья содержит материалы из статьи ««Кремлевский доклад»: желтая карточка или санкционный справочник?», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (условия на английском и на русском).
VOA logo.svg Эта статья содержит материалы из статьи «Фигуранты «Кремлевского доклада»: простой выбор и скрытая угроза», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (условия на английском и на русском).
Автор текста: Данила Гальперович
 
Комментарии[править]
Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.
 
<<Вместе с тем было очевидно, что Кремль ожидал от публикации списка близких у Путину людей чего-то более неприятного, в чем почти прямо признался президент России: «Мы не собираемся лезть на рожон, обострять ситуацию, мы хотим и будем терпеливо выстраивать отношения настолько, насколько готова к этому другая сторона — американская, в данном случае… Мы ждали этого списка и, не буду скрывать, готовы были предпринять ответные шаги, причем серьезные, которые бы скатили бы наши отношения к нулю совсем. Мы воздержимся пока от этих шагов».">>
  • По-моему, в этом абзаце есть логическое противоречие. Из слов Путина в конце абзаца не следует логических выводов, данных в начале абзаца, то есть эта фраза не соответствует тексту цитаты: "ожидал ... чего-то более неприятного". -- Andrew Krizhanovsky (обсуждение) 11:34, 1 февраля 2018 (UTC)
    • Тут ключевое «почти прямо признался», которое перекликается с «готовы были предпринять ответные шаги» но «воздержимся пока от этих шагов». На мой взгляд, достаточно прозрачная логическая цепочка. --cаша (krassotkin) 20:11, 1 февраля 2018 (UTC)