Последний адрес: Санкт-Петербург, церемонии установок 27 января 2019 года

Материал из Викиновостей, свободного источника новостей
Перейти к навигации Перейти к поиску

1 февраля 2019

«Последний адрес» сборщика котельного цеха Канонерского судоремонтного завода, латыша Бронислава Ивановича Кумелана.
Санкт-Петербург,
Набережная Обводного канала, дом 86.
27 января 2019 года.

В воскресенье, 27 января 2019, в рамках гражданской инициативы «Последний адрес» в Москве и Санкт-Петербурге состоялись очередные церемонии установки мемориальных знаков.

В Санкт-Петербурге церемонии прошли по двум адресам:

Эти погибшие в годы советской власти жители Санкт-Петербурга были реабилитированы посмертно «за отсутствием состава преступления».

Наталья Шкуренок, журналист, корреспондент газеты The ArtNewspaper, волонтёр «Последнего адреса», опубликовала на своей странице в «Фейсбук» подробный репортаж о церемониях установки мемориальных табличек, который мы публикуем здесь с её разрешения.

Лахтинская улица, дом 30
« У дома 30 по Лахтинской улице вчера собралась хорошая компания – жильцы дома, друзья «Последнего адреса», сотрудники Музея Анны Ахматовой. Потому что замечательный сотрудник музея Ахматовой Светлана Прасолова живет в этом доме, а ее не менее замечательный муж Дмитрий служит здесь, как он сам выразился, «швондером», председателем ТСЖ по-современному. И эту замечательную компанию не испортил даже «топтун» с фотокамерой, топтавшийся поодаль – Александр Мохнаткин пришел изображать «народный контроль» и ДСП – во всех смыслах слова, в том числе – «добровольное содействие полиции»… Близко к нам он подойти, видимо, побоялся, жаль – может, послушал бы, меньше злобился. Да бог с ним, с этим великовозрастным младенцем, не наигравшимся в детстве в сыщика…. »
« Светлана Прасолова рассказала, как, работая в архивах, обнаружила в списках жертв репрессий троих жителей своего дома, в том числе – Станислава Витольдовича Малиновского-Соколова, архитектора. Поискала его биографию, узнала, что еще совсем молодым он служил прапорщиком в царской армии, потом вступил в ВКП(б), откуда его в 1923 году разжаловали «за моральное разложение» - попросту, за выпивку. Но уже в том же году, видимо, взявший себя в руки Станислав Витольдович, которому было всего 26 лет, поступает учиться в Академию художеств на архитектурный факультет. »

Установка мемориальных знаков в Санкт-Петербурге, Лахтинская улица, дом 30. 27 января 2019 года

« В 1924 году имя Станислава Витольдовича появляется в домовых книгах дома 30 по Лахтинской улице – в квартире №5, где живет семейство Соколовых со взрослой дочерью. Видимо, Станислав Витольдович женится на этой барышне и берет себе вторую фамилию – Соколов. И с тех пор пишет в анкетах, что он – русский. Почему? Вероятно, уже тогда ему было очевидно, что в стране победившего интернационализма и всяческого равенства считаться поляком или человеком другой, не русской национальности, небезопасно. Интересная деталь – в этой же квартире жил пожилой человек по имени Левкопуло Афанасий Савич, как указано в домовых книгах – «турецко-подданный», хотя фамилия, скорее, греческая, дед жены Малиновского-Соколова. »
 
 
« В октябре 1937 года Станиславу Витольдовичу должно было исполниться 40 лет. К этому времени у него в семье уже росла дочка Алла четырех с половиной лет, а на 2-й Советской улице вырос большой жилой дом, спроектированный Малиновским вместе с архитектором Конаревым – дом 25-а, он и сейчас стоит на своем месте. Но 1 октября 1937 года, за день до юбилея, Станислава Витольдовича увольняют с работы «по сокращению кадров», а через неделю после увольнения – арестовывают. »
« Его обвиняют в шпионаже на основании того, что он, мол, ходил в польское консульство. На первом допросе он полностью отрицает свою вину, в тексте второго – казенные фразы – «я понял, что запирательство ни к чему не приводит, сейчас хочу дать чистосердечные признания», Малиновский соглашается со всем, в чем его обвиняют. Есть еще отдельный допрос, на одну страницу, где он сообщает – «я в анкете назвал себя русским, чтобы скрыть свои преступления». И уже 1 ноября, через 3 недели после ареста, Станислав Витольдович убит… О судьбе его семьи пока ничего не известно, возможно, кто-то из них после смерти сталина и написал заявление о реабилитации – в 1958 году Станислава Витольдовича Малиновского-Соколова полностью реабилитировали… »
 
 
Набережная Обводного канала, дом 86
« У дома 86 по набережной Обводного канала нас тоже встретила замечательная компания – очень энергичный председатель ТСЖ Александр и очень творческий житель этого дома Юрий Владимирович.

Бронислав Иванович Кумелан, латыш по происхождению, сборщик котельного цеха Канонерского судоремонтного завода, жил здесь в 30-е годы. С 1924 года член ВКП(б). Известно, что родился в 1898 году на территории Латвии, но очень скоро семья переехала в Псковскую область.

»
 

Установка мемориальных знаков в Санкт-Петербурге, Набережная Обводного канала, дом 86. 27 января 2019 года

 
« В том же, 1898 году в Латвии родился Вильгельм Иванович Кумелан, прославленный советский полководец, герой Гражданской войны, войны в Испании (кличка «полковник Кольман»), Великой Отечественной войны, награжденный огромным количеством боевых наград.

Но о том, что у этого доблестного военного был брат-близнец, убитый в 1937 году, ни в одной его официальной биографии нет ни слова!... И кем приходилась им обнаруженная мною в интернете Инна Вильгельмовна Кумелан, младший лейтенант административной службы, выпускница ВИИЯ. Боевому генералу, скорее всего, дочерью, а убитому слесарю-судоремонтнику – вероятно, племянницей…

»
 
 
« Зато отлично известно, что 30 ноября 1937 года выходит шифротелеграмма Ежова, в которой он объявляет начало латышской операции. Стартует операция по уничтожению латышей 3 декабря 1937 года, уже 4 декабря Бронислав Иванович арестован как «латышский шпион и диверсант», а 5 января 1938 года его убивают… »
« Почти одновременно с этим, его брат был награжден орденом Красного Знамени за войну в Испании. Всего у брата были два ордена ленина, два – Красного Знамени, ордена Суворова, Кутузова, десятки медалей… Неизвестно, пытался ли он спасти своего родственника… И кто после смерти сталина подавал заявление о реабилитации Бронислава Ивановича – тоже пока неизвестно…

Но энергичный председатель ТСЖ Александр намерен все это выяснить. А еще он собирается повесить в подъездах своего дома информацию об убитом Брониславе Ивановиче Кумлане и его семье – для просвещения жителей…

»
« На мой вопрос – а почему вы решили установить этот знак? – Александр ответил очень просто и решительно: «Потому что я читал Солженицына, Шаламова, и убеждён – это нужное дело, и нужно государству на вид поставить, чтобы больше такого не было!»… »
 
 
« …В качестве post scriptum’а: у такого активного председателя ТСЖ – просто замечательны двор – с небольшим стадионом, детской площадкой с дивными граффити (работа Юрия Владимировича) и беседкой для любителей неформального дворового отдыха. Сейчас, правда, там очень много снега… Все-таки, хороших людей трудно истребить даже в нашей дивной стране… »
 

Проект «Последний адрес» — гражданская инициатива, проводимая в России и направленная на увековечивание памяти о людях, подвергшихся политическим репрессиям в годы советской власти. В память о пострадавшем на стене дома, в котором жил репрессированный, устанавливается маленькая, размером с ладонь, мемориальная табличка, посвящённая только одному человеку. Принцип проекта:

« Одно имя, одна жизнь, один знак. »


 

Источники[править]

 
Комментарии[править]
Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.